Блеск и величие Востока. Золотой Султанат.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Блеск и величие Востока. Золотой Султанат. » Отыгранные эпизоды » Не рассказывай о том, что задумал.


Не рассказывай о том, что задумал.

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Время действия: июнь 1396
Место действия: гарем принца Джафара.
Участники: Сабира, Джамиля
Сюжет: Стоило юной Джамиле покинуть покои господина и сделать всего шаг в гарем, как остальные рабыни, будто хищные птицы окружили ее. Их расспросы были бесконечны, но кое-кого интересовало вовсе не то, как прошла ночь.

Отредактировано Сабира (2014-05-28 23:05:58)

0

2

Сегодняшнее утро чем то отличалось от предыдущих, как всегда был ранний подъем, как всегда быстрый завтрак и работа заданная калфой, это вовсе не мешало девушкам из гарема обсудить возвращение своего господина и конечно же великодушный подарок самого султана Амира аль Махмуда, младшему брату. Никто из жительниц гарема еще не видел эту девушку, даже ходили слухи о том, что девушка не наложница, а невеста принца. Сабира усердно терла пол мокрой тряпкой, периодически окуная ее в ведро с водой что стояло рядом. Участвовать в этих обсуждениях она не собиралась, ей и так здорово влетело от калфы недавно. Ну кто уж знал, что читать по ночам нельзя, да и никому она не мешала вовсе тусклым светом свечи. Однако, калфа сочла это за очередной жест непослушания рабыни, и теперь спуску не давала. Конечно эта работа не приводила девушку в восторг, но так можно было избежать дотошных соседок, которые, казалось только и ждут свободного момента что бы посплетничать.  Самой Сабире, не хватало рядом человека с которым можно было бы поделиться наболевшим, но как говорится своих планов лучше не раскрывать, если хочешь допиться их воплощения в жизнь.
Двери тихонько отворились и в комнату завели светловолосую девушку. Ее талия была тонка, а лицо красиво как свет луны. Должно быть эта девушка и была тем самым таинственным подарком султана.  Буквально не дав девушке ступить и шагу, ее окружили остальные наложницы.
- Тебя правда подарил господину сам султан? - вот и раздался первый вопрос, услышав который, Сабира тихонько усмехнулась.
- Мы так давно не видели принца Джафара, расскажи о том как все было. Он остался доволен? - подобные вопросы просто засыпали новенькую, подобно горке звонких монет. Взгляды наложниц говорили сами за себя, кто -то сгорал от зависти и заочно ненавидел новоиспеченную наложницу, а кто-то же не скрывал своего интереса.  Далее Сабира уже не вслушивалась в их гомон, а стала тихонько напевать песню на византийском языке заканчивая свою работу. Она прекрасно понимала, что свободное место есть только рядом с ее кроватью и пообщаться с девушкой она еще успеет. А спросить было о чем. Византийка искренне надеялась, что эта девчонка полюбила Джафара и теперь будет на смерть стоять за его расположение. Хотя конечно, сейчас было важнее сделать так, что бы сам принц полюбил свой драгоценный подарок всей душой и тогда можно будет не переживать о дальнейшем существовании здесь.
- Звать то тебя как?- обратилась Сабира к девушке, когда стих гомон. Возможно ее уже спрашивали об этом,  но данный аспект не интересовал византийку.

0

3

Обратно на женскую половину дворца Джамиля возвращалась как никогда медленно. Сегодня был очень длинный день, принесший много перемен и переживаний. Её судьба наконец определилась, славянка стала собственностью принца Джафара, и тот уже поставил на ней свою печать. Вечер и ночь, проведённые в постели принца, оказались нелёгким испытанием, и Джамиля чувствовала себя уставшей.
Конечно, отдохнуть ей не дали, налетев с вопросами.
- Да, правда подарил... Надеюсь, остался доволен... Нет, это кольцо - просто знак его расположения, - покорно отвечала на вопросы щебечущих девушек Джамиля. Ей хотелось одиночества. Вот именно сейчас хорошо бы побыть одной. Нет, сначала выспаться, потом отправиться в хаммам, а после - уйти в сад с вышивкой и подумать о том, как теперь изменится жизнь.
Кто бы мог подумать два года назад, что боярская дочь сначала взлетит высоко, в свиту княгини, а затем вместе с семьёй попадёт в опалу. И что, пытаясь убежать, семья погибнет, а Ольга будет подарена султану и получит новую жизнь. Не то чтобы ей нравилась эта жизнь. Чужой мир, чужая культура, другой язык, иная вера... К этому сложно привыкнуть. И хотя Джамиля честно пыталась усвоить новые правила и законы, они ей не нравились. Просто это были чужие правила. И это не был родной дом.
Однако делать нечего, приходится жить по этим новым правилам. Никто не заберёт отсюда наложницу принца, не вернёт её домой, к снегам и берёзам. Её дом теперь здесь, и надо жить в этих условиях.
Расспросы девушек постепенно стихли, и Джамиля подошла к свободной кровати. Ей сказали, что отныне она будет жить в другой комнате. Здесь размещали самых любимых рабынь султана, принца и прочих мужчин дворца, и место наложницы принца Джафара отныне тоже было здесь. Интересно, сколько девушек возненавидят славянку после этой ночи, сообразив, что ей достался крупный приз? Откуда им знать, что она вовсе не стремилась получить принца, не строила интриг, не напрашивалась на эту честь... Джамиле и простой военачальник вполне бы подошёл, с ним проще, не надо постоянно следить за речью, поступками и даже мыслями. Но - сложилось, как сложилось. Она наложница принца Джафара.
Девушка, сидящая на соседней кровати, показалась знакомой. Ах да, Сабира. Они иногда встречались в библиотеке. Византийка отличалась таким же рвением к знаниям, как и славянка. Не сказать, чтобы между двумя ученицами возникла дружба, но отношения сложились ровные. Однако теперь всё могло измениться. Джамиля вдруг похолодела, вспомнив, что Сабира принадлежит Джафару. Ой, мамочки... А если она начнёт ревновать, злиться, попытается как-то навредить сопернице? Как втолковать девчонке, что Джамиля не соперница ей, что она такая же невольница, бесправная и беспомощная? И как отнесётся к тому, что у господина ещё одна наложница, эта принцесса?
- Джамиля, - тихо ответила славянка, переодеваясь в наряд для сна. Сейчас раннее утро, часть девушек скоро разойдётся по своим делам, остальные будут болтать в саду или у фонтана, и можно будет поспать. Неизвестно, когда Джафар затребует наложницу снова, надо отдохнуть. Но прежде явно придётся поговорить с византийкой...- Ты меня не помнишь?

0

4

Какие чувства сейчас переполняли "подарок султана" Сабире понять было сложно. Радовалась ли девушка такой чести, или же как сама византийка воспринимала это ужасной трагедией пока еще было неизвестно.
Кольцо? Просто знак расположения? Врешь ты все, про просто знак расположения, наверняка просто так принц подарки не делает. Возможно ты мне действительно пригодишься. - подумала Сабира наблюдая за приближающейся к ней девушке. Приближалась девушка конечно же, вовсе не к ней, а к свободной кровати.
План дальнейших действий зрел в голове быстрее чем юная наложница приближалась к своей постели.
- Джамиля-  тихо ответила девушка на вопрос Сабиры. В голове пролетели воспоминания о библиотеке, о коротких разговорах с русской рабыней попавшей в гарем.
- Конечно же я тебя помню Ольга. Позволишь называть тебя так? Или ты уже успела привыкнуть к новому имени?  -  Сабире было очень интересно что на этот счет ответит ей новая наложница принца. Девушка прекрасно помнила о том откуда была эта рабыня и кем она когда то была. Так же как и сама византийка помнила судьбу несчастной боярыни, попавшей в опалу в своей родной стране. Можно ли было назвать их судьбы похожими? К счастью нет, Сабира не собиралась привлекать внимание принца, она хорошо помнила разговор с Зафирой султан, и не собиралась нарушать своего обещания столь мудрой и могущественной женщине.  Но вот хотела ли русская привлечь его внимания?
- Послушай, у меня к тебе есть предложение о котором никто не должен узнать. Не пугайся я не хочу никому навредить и тем более тебе. Я лишь хочу предложить тебе свою дружбу и помощь. Конечно же не бескорыстно. Я  всеми силами и всеми путями помогу тебе завоевать сердце воина коему мы теперь принадлежим. -  Сабира заметила как одна из наложниц смотрит на них не отводя глаз.
- Займись своими делами - бросила она любопытной наложнице и снова посмотрела на Джамилю. Как девушка относилась к ее предложению пока понятно не было. В любом случае ей нужно было все обдумать.
- Подумай над моими словами, ты ведь наверняка хотела бы стать его женой, его любимой женой и отличаться от рабынь. - с улыбкой произнесла девушка и убрала выбившийся из прически локон.

0

5

Сабира… Как она отнеслась к тому, что не одна теперь у принца? Что тому подарили славянскую наложницу? Станет ли она другом или врагом, ревностно охраняющим своё место в постели Джафара? Как самой Джамиле реагировать на то, что она у принца не одна?
Эти мысли пронеслись в голове славянки, пока она укладывалась на постель.
- Успела, - ответила на вопрос об имени девушка. – Когда тебя два года называют Джамилёй, сложно не привыкнуть. Боюсь, Ольга осталась в далёком прошлом. Шанса вернуться домой у меня нет, поэтому стараюсь притерпеться к новой жизни.
Возле постели стояла пиала с сушёными фруктами и орехами. Джамиля задумчиво принялась таскать сладости, свернувшись клубочком на кровати так, чтобы видеть соседку. Как относиться к ситуации, она пока не представляла. Дома, в Киеве, не возникло бы такого. Да, и там мужья порой погуливали от жён, а у знати в постели перебывали почти все служанки, но… Это не выставлялось напоказ, не хвастались своей связью с боярином или князем. А уж многожёнства и вовсе не было, как не было и практики заводить разом и жену, и наложницу, не скрываясь и не пряча женщин друг от друга.
А вот теперь она оказалась в подобном положении. Перед ней сидит та, кто уже год принадлежит принцу. Со вчерашнего пира Джафару принадлежит и сама Джамиля. Обе девушки выросли в иной традиции, где не приучают с детства к такому будущему, не учат с малых лет мириться с тем, что у мужа ты будешь не одна, и это нормально.
Усложнялось всё происходящее ещё и тем, что Джамиля не любила принца. Может, в будущем ей станет нравиться мужчина, в чью постель определили славянку. Может, она его полюбит и с радостью родит ему детей. Но пока… Пока ничего радостного бывшая Ольга сказать не могла. За два года новой жизни она смогла смириться, принять эту жизнь, объяснить себе, что иного пути нет, что другой судьбы ей не предлагают, и отныне жить ей в чужой стране. Хорошо ещё, что отдали принцу, а не нищему воину, и живёт во дворце, а не в халупе.
Может, плохо, что не противилась юная киевлянка данной богами доле. Возможно. Но она была достаточно благоразумной, чтобы понимать – лучше смириться. Выбора, остаться тут или вернуться на Русь, нет. Никто не повезёт её назад через море, никто не станет тратить силы, время, деньги, чтобы вернуть девчонку на её родину. А раз нет возможности попасть в родные края – какой смысл бунтовать и усложнять себе жизнь? Во дворце жить лучше, чем в халупе. К тому же разрешают читать, заниматься рукоделием не только здешним, но и привычным, родным. Не запрещают говорить на родном языке с теми рабынями, что тоже привезены с Руси. Не самая плохая участь.
Всё это Джамиля неоднократно повторяла себе, когда становилось тоскливо, когда душа рвалась в родные края, к берёзам и снегам. Вроде помогало.
Сейчас же ей требовалось немного покоя. Нужны были силы и время, чтобы осмыслить, что произошло. Ведь она стала женщиной, познала близость. Да, не после брачного обряда и не с мужем, но познала. И непонятно ещё, что будет дальше, что почувствует девушка в следующую ночь с господином, научится ли принимать его ласки, испытывать наслаждение – или станет послушной, но бесчувственной куклой. Да и вообще – важно ли ему, чтобы его рабыня ощущала удовольствие в постели, или наплевать и интересуют лишь собственные ощущения? Непонятно. Ничего пока непонятно. Если бы раньше знать, что попадешь именно к Джафару, разузнала бы у других девушек его характер, привычки. С той же Сабирой поговорила бы.
Предложение византийки огорошило Джамилю. Она села, удивлённо глядя на соседку.
- Я не понимаю, - осторожно проговорила славянка. – А тебе-то какая выгода с того, что я завоюю сердце принца?
О том, что она пока вообще не уверена в желании это сердце завоёвывать, бывшая Ольга промолчала. Это её дело и ей решать, что делать. А вот почему это византийка предлагает помощь, подумать стоит. Джамиля не участвовала в интригах, клубившихся во дворце. Ей глубоко противно было хитрить и изворачиваться. Да и по большому счёту не волновало, кому она достанется, всё равно её мнения не спросили бы. Привыкать пришлось бы к тому, кому отдали бы. А строить интриги ради того, чтобы попасть к определённому мужчине, Джамиля не хотела. Все здешние владетели были ей одинаково безразличны.
- Я пока не знаю, чего хочу, - медленно ответила Джамиля, сделав глоток прохладного напитка. – Слишком быстро всё произошло, чересчур неожиданно случилось это… этот подарок. Я ничего не знаю о принце, даже о его ранении… Ночью я разгневала его, попытавшись размять его плечи и коснувшись раны. Мне ведь не говорили, кому отдадут после того, как я сдам экзамен на джарийе.
Стать женой Джафара? Джамиля задумчиво смотрела в пол. А хочет ли она этого? С одной стороны, мало что изменится, принц так же останется господином, будет делить с ней постель. Но, конечно, у жены больше прав, чем у наложницы. Хотя ненамного – в этой стране не принято делиться с жёнами проблемами и радостями… Отдельные покои? Возможно, это удобно. Одиночества здесь иногда не хватает. Но как Сабира может сделать Джамилю супругой принца? В её ли это власти?
- Что ты задумала? – устав гадать, прямо спросила славянка. – Если я стану женой принца, что это даст тебе? Разве сама ты не хочешь того, что предложила мне? Разве участь жены не лучше, чем доля простой наложницы?

+1

6

Перед Сабирой была славянка, девушку привезли сюда из Руси и теперь она была совсем не против забыть о своей родине переняв местные обычаи. А вот Сабира никак не могла совсем этим смериться. Некогда Византия и Русь были столь друг другу близки. На родине Джамили переняли византийские обычаи и веру. Многие знатные византийки становились женами русских князей. О если бы Сабиру постигла эта участь она была бы просто счастлива и с гордостью приняла бы такое решение отца, но увы она была здесь и даже не женой. Сабира чувствовала себя униженной и брошенной своей семьей, ей казалось будто ее предали. Бывшая боярыня успела за два года привыкнуть к новому имени и казалось совсем потеряла веру в то, что когда нибудь ей удастся вернуться домой. Возможно она была в этом права и не тешила себя пустыми надеждами в отличии от "своей подруги по несчастью."
- Я не смогу никогда благодарить судьбу за это. Все эти обычаи мне кажутся варварскими. Возможно я в чем то ошибаюсь и мне действительно суждено сгинуть здесь, но перед этим я все таки попробую отсюда выбраться. А если же тебе здесь не плохо живется, то и женой Джафара должна стать именно ты. Ты красивая, статная и на мой взгляд далеко не глупая. - проговорила девушка наблюдая как ее собеседница лакомиться орехами и фруктами.
Далее последовал вопрос, которого следовало ожидать, вот только стоило ли отвечать на него правдой или лучше было бы придумать какую то милую и слезливую историю. Впрочем Сабире было нечего скрывать, во всяком случае от Джамили, которая необъяснимым образом вызывала доверие. Девушка рассказала о ранении и принца и о том что прикосновения до сих пор вызывали боль. Что же, эта информация была ценной, возможно другая наложница воспользовалась ей во благо и не стала бы касаться плеча своего господина, но Сабира была не из таких ведь именно рана принца могла стать от него спасением.
После всего сказанного темнить уже не было смысла, потому придвинувшись немного ближе к Джамиле, бывшая Аврора осмотрелась по сторонам и удостоверившись что рядом никого нет начала рассказ.
- Дело в том что я никогда не видела Джафара, хотя провела здесь уже целый год. Он все это время находился в военных походах, был в пустыне, да лучше бы он там и оставался. Одна знатная особа обещала мне помочь, только при условии что принц не обратит на меня внимания. Пока он был в походе это удавалось без труда, но теперь он вернулся и я боюсь что план не сработает. Но на мое счастье появилась ты. Словно посланная самим Господом Богом. - Сабира счастливо улыбнулась глядя на девушку, а после на ее руку, где красовалось кольцо подаренное самим принцем. Это было не просто кольцо, вместо драгоценных камений на нем была печать Джафара, а такие подарки не делают просто так.
- Ты ведь ему весьма приглянулась, судя по кольцу. Быть может он очарован твоей красотой. Подумай над тем что я тебе сказала, тебе ведь не придется никого обманывать. Да это грех, но это мой грех тебя он не коснется. Ты лишь можешь стать счастливее. - проговорив это Сабира поднялась и собрала волосы, перевязав их лентой. Далее разговаривать было некогда, потому как скоро сюда придет калфа и начнет торопить девушку, так как ее работу никто кроме нее не сделает.

+1

7

На секунду в Джамиле проглянула Ольга – девушка, выросшая в русском городе, в родных традициях… Она и сейчас не забывала родину и своих богов. Да, внешне Джамиля была мусульманкой и следовала традициям ислама, но в её вещах до сих пор лежал оберег Макоши, который почему-то не отобрали, когда привезли сюда. И девушка порой разговаривала с богиней, надеясь, что та услышит.
Ей многого не хватало. Снега, родных лугов, берёзовых лесов. Свинины той же… Привычных нарядов, родной речи… Но какой толк от того, что тоскуешь? От этого дом не вернётся, родители и братья не оживут…
- Обычаи как обычаи, не хуже других, - невесело усмехнулась Джамиля. – Мне они тоже не то чтобы по душе. Я так и не стала настоящей мусульманкой. Я уважаю веру, уважаю Аллаха как здешнего бога… но скучаю по своим богам. У нас давно царит ваша, византийская вера, но в моей семье её исповедовали только напоказ. А дома стояли чуры и приносились требы предкам. Видишь, я так же откровенна с тобой… Моя родина за морем. И я понимаю, что никто не отвезёт меня туда, даже если я откажусь слушаться и не стану покоряться Джафару. Ну и кому станет лучше? Мне точно не станет. Накажут, отдадут какому-нибудь другому мужчине… Дом-то мне это не вернёт.
Грустно улыбнувшись, Джамиля провела пальцами волосам. Она ещё не успела заплести косу, отвлекшись на разговор. Руки привычно принялись перебирать пряди, складывая знакомую причёску.
- Расскажи о себе, - попросила Джамиля, завязав косу лентой. – Как ты сюда попала? Тебя отдали или твоя семья погибла? Меня привезли разбойники, убившие в дороге мою семью. Служанок изнасиловали, а меня… проверили на невинность и решили продать.
Злое смущение промелькнуло на лице славянки при воспоминании о пережитом унижении – слишком противно было вспоминать, как чужие руки задирали подол и лезли туда, где никто не касался до тех пор. Когда вчера Джафар ласкал свою наложницу, Джамиля почувствовала даже подобие удовольствия – это ведь был не грязный бандит, а принц. Да и насилия почти не было. Не считать же таковым то, что девушка вообще оказалась в постели принца. Его постель ничуть не хуже другой… а нетронутой славянку не оставили бы в любом случае.
- Мы не знаем своей судьбы, - вздохнула Джамиля. – Два года назад я была в свите княгини и мне казалось, что я счастлива. Затем я отвергла ухаживания одного боярина… и он отомстил. На моего отца начались гонения, мы вынуждены были уехать. Скажи мне кто тогда, что я окажусь за морем в гареме, не поверила бы. Я не могу сказать, что мне тут плохо. Просто… другой жизни у меня не будет. Семья погибла, я никому не нужна там, дома. Можешь осудить меня за слабость, но я лучше здесь буду жить, чем голодать и скитаться. Я больше не знатная боярышня. И кто знает, что со мной стало бы в Киеве. Могла оказаться игрушкой какого-нибудь мужчины, которому попалась бы на глаза. 
А как это Сабира умудрилась провести здесь год и не увидеть господина?
- Ах да, он же недавно вернулся, - сообразила Джамиля. – Видимо, просто не успел повидаться с тобой. Вчера был пир, он едва ли не с коня на него приехал. И сразу же подарили меня. Отказаться от подарка было бы неуважением по отношению к султану, поэтому принцу пришлось сразу же призвать меня в покои. Я не буду спрашивать тебя о том, кто согласился тебе помогать. Если ты не хочешь попасть на глаза Джафару, это твоё право. Но он может вспомнить о тебе сам, так что особо не надейся на невнимание. Я пока не знаю, что значит это кольцо. И… Сабира, я приняла свою судьбу и не буду противиться принцу. Мне пока неясно, чем статус жены отличается от статуса наложницы, но, боюсь, это не от меня зависит - каким станет моё положение здесь. Если тебе поможет моё присутствие, я буду рада. Специально очаровывать Джафара не хочу, но если он… позовёт меня снова и снова – что ж, так тому и быть. Жаль только, что я ничего не понимаю пока что в любовных делах… Было бы жаль разочаровать его холодностью и неопытностью. Но что я сделаю, если пока мне не было с ним хорошо и я ничего не ощутила? Может, так только в первый раз и потом всё изменится…
Почему она откровенничала с Сабирой, Джамиля не могла бы ответить точно. Может, пожалела сестру по несчастью, которой, в отличие от неё самой, ещё было на что надеяться. К тому же они, как-никак, принадлежат одному господину. Хочешь или нет, а придётся общаться. Зачем же ссориться? Не планируется никакой ревности или ссор, Сабира не претендует на внимание Джафара, а самой Джамиле это внимание не мешает. Может, и хорошо, что у господина не одна наложница. С кем-то же надо общаться, а доверяться здесь можно с большой осторожностью.
Сабира собралась работать, и Джамиля решила поспать – ночью ей этого не удалось. Сначала ласки шехзаде, затем бессонная ночь – волнение, страхи, ноющий низ живота… Смежив веки, девушка плавно скользнула в сон, успев подумать, что они ещё наговорятся с Сабирой вечером, если будет желание…

0

8

Слова Джамили произвели на Сабиру странное впечатление, она даже на какое-то время задумалась над ними и поверила им. Бывшая боярыня была права, дом им теперь ничто не вернет, но надежда все еще таилась внутри византийки. Сабира сидела и молча наблюдала как девушка перед ней заплетает косу, такие прически кажется носили на ее родине. Вопрос Ольги привел Сабиру в ступор. Почему она так легко обо всем рассказывает и спрашивает? Будто мы давние подруги. Она действительно хочет со мной подружиться?
- Меня отдал сюда мой отец, как подарок за то что османские войска помогли освободить мою родину от крестоносцев. Возможно я должна была бы с честью принять свою участь, так как Джафар помог освободить мой дом, теперь моей стране ничего не грозит, но я наверное никогда не смогу перебороть себя. - проговорила девушка и грустно улыбнувшись посмотрела на собеседницу, которая уже буквально засыпала.
- Я не вправе тебя осуждать, это твое дело. Знаешь наш Господь говорит так "Не суди, да не судим будешь". Ты мне чем то нравишься, должно быть тем что ты отличаешься от здешних стервятниц, которые в тайне мечтают о несчастье друг друга.
Славянка все продолжала расспросы. Должно быть, она не знала об отсутствии Джафара, лишь потому что до вчерашнего вечера принадлежала султану.
- Да, он был в дальних походах, и по мне лучше бы там и оставался. А по поводу его внимания, я очень надеюсь что он уже забыл о моем существовании, наложниц у него хоть отбавляй, потому он вряд ли помнит о каждой. - Сабира казалось бы сама старалась убедить себя своими словами, но получалось ли у нее это?
В комнату заглянула калфа, которая жестом велела Сабире поторопиться, да и Джамиле уже было пора ложиться спать, эта ночь была не простой для белокурой славянки. Накину на волосы платок, византийка направилась к двери, за которой к этому времени уже скрылась калфа. Напоследок повернувшись к спящей Джамиле, Аврора перекрестила ее и тихонько прошептала.
- Да хранит тебя Господь.
После этого она отправилась к остальным наложницам, которые уже выполняли ежедневную работу, которой было вполне достаточно.

+1


Вы здесь » Блеск и величие Востока. Золотой Султанат. » Отыгранные эпизоды » Не рассказывай о том, что задумал.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC