Блеск и величие Востока. Золотой Султанат.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Решено

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Время действия:
Несколько месяцев назад
Место действия:
Дворец Оманы в Аравии
Участники:
Айнур Султан, Шехзаде Гассан
Сюжет:
Шехзаде узнает от матери о решении султана Аравии, его отца, по родниться с Османами, путем женитьбы Гассана и младшей дочери султана Амира.

+1

2

Еще утром Султан объявил ему о том, что давно планировал породниться с Османами, но теперь кандидатура, которая больше всего для этого подходила, как раз вошла в брачный возраст. Дочь Баш-Кадины султана, юная Амира, которую по всей видимости отец любил более других, раз уж назвал в свою честь, должна была стать его женой. Гассан не мог ослушаться Повелителя и принял все, как данность, и внешне не показал своих чувств. Он уже заведомо скучал по семье, которую на которое время ему придется покинуть, и скучал по своей любимице, которую вряд ли сможет взять с собой. Нисайем уже давно стала частью его гарема, и Гассан довольно быстро вознес ее на пьедестал своей любимицы.
Гассан вошел в покои своей матери, которая восседала на коротком диванчике, а рабыня делала ей массаж висков, пытаясь избавить, видимо, Валиде от головной боли. Айнур Султан относилась к тем женщинам, которые с возрастом не теряли своей красоты, видимо, Поэтому она оставалась все такой же красивой, какой Гассан помнил ее с самого детства.  Покои матери представляли собой огромную комнату, в которой соседствовали совершенно разные вещи. У окна стояла полукруглый диван, где Валиде принимала гостей, в глубине комнаты была прибрана огромная кровать, а в смежной жили ее рабыни. Покои были наполнены приятным ароматом кофе, который так любила жена правителя.
Гассан подошел ближе и поцеловал руку своей Валиде. Конечно он бывал здесь почти каждое утро, чтобы получить ее благословение, но сегодня она сама пригласила сына. Женщина отмахнулась от рабыни, показывая, что ее услуги более не нужны, и рабыня отошла в сторону, бросив несмелый взгляд на Шехзаде. Гассан внутренне усмехнулся, отмечая про себя тот факт, что рабыня была весьма приятной наружности. Но правило матери он помнил и нарушать не желал.
Шехзаде едва заметно напрягся, видно было, что что-то тревожит его Валиде, а такие разговоры никогда не сулили ничего благоприятного.
- Валиде, что тревожит ваше сердце?
Ах если б сердце тревожило ее, по всей видимости тревоги обуревали ее разум, а это было куда хуже.

Отредактировано Гассан (2014-06-04 12:49:07)

+2

3

Жизнь быстротечна, никогда нельзя было знать, куда вынесет человека – маленькую песчинку, бурная река времени. Кажется, только вчера юная Неждана путалась под ногами строгой черноволосой няньки – Любавы, только недавно сидела в уголке отдельной клети, не смея ступать босыми ногами на пол, опасаясь гнева батюшки-Рода. Умирала девочка, рождалась девушка.
Таких воспоминаний было множество: и первая пряденная нить, тщательно хранящаяся до того дня, когда юная невеста сидела под красным скорбным покрывалом, доставшимся еще от бабки.
***
Сентябрь в том году был теплым и славным: самая лучшая пора для свадеб. Еще сегодня утром Неждана сидела в темном уголке, накрытая красным скорбным покрывалом, принадлежащем еще прапрабабке по линии матери. Еще сегодня повторяла слова древней песни, оставленной в наследство предыдущими поколениями.
Отворились воротечки на пяту, на пяту
Игорь -то едет с милостью, с милостью
Тысяцкой едет с поездом, с поездом
Василько едет с молодой, с молодой
С молодой Февроньей Осиповной, Осиповной
Живи, живи батюшка век без меня, век без меня
Без молодой Февроньи Осиповны, Осиповны
Без молодой Февроньи Осиповны, Осиповны... (*)
Только вот не знала, что придется бежать по лесу, скрываясь от пожарища в густой и негостеприимной чаще. Свадебный сарафан из тонкого полотна совершенно не защищает от промозглого ветра и дождя, подол путается и цепляется за ветви, замедляя бег, сердце буквально выпрыгивает из груди, надсаженное быстрым бегом. Только вот все усилия оказываются напрасны: бесполезно девке тягаться с дюжими воинами в ловкости и выносливости. Жадные грубые руки кажутся непереносимыми, и кто бы знал, что могло произройти, если бы пытку не прервал властный голос московского князя, которого с некоторых пор люто ненавидела Неждана.

***
Норовистый конь отца, серьезный взгляд матери и внимание и шутки братьев  - все это было в жизни, ровно также, как кровь, пленение и унижение. Несколько лет в неволе были невероятно трудными для гордой княжны, привычной к совершенно иной жизни. Но, вода камень точит, вот и из импульсивной и обиженной судьбой девушки вышла мудрая и степенная любимица своего господина. Быть Баш Кадиной – не такая уж легкая ноша, но Айнур, обличенная властью с рождения, прекрасно понимала свое положение. Конечно же, она не стала единственной женщиной правителя, но с остальными рабынями и женами общалась неизменно ласково и приветливо, что совсем не мешало проявлять твердость в необходимых обстоятельствах.
Время шло. Любимые дети выросли, совершенно не походя на некогда наивных малышей. Однажды каждый из них должен будет выполнить свои обязательства перед династией. Какой веры ты бы не придерживался, правила одинаковы для всех. Когда-то давно сама Неждана должна была сделать подобное для пользы собственной семьи, сейчас же эта миссия легла на плечи любимого сына. Справиться ли ее юный лев? Конечно справится, только ли поймет надежды отца? Так или иначе, а поговорить следовало.
Распорядившись на счет приглашения, Айнур привычно опустилась на любимый диванчик, подозвав свою верную Муниру. Девушка была еще совсем молода, но обладала самым полезным в гареме качеством  - непоколебимой верой и  верностью собственной Госпоже. Султанша была уверенна, что собственноручно выбранная на невольничьем рынке девочка, которую Баш Кадина воспитывала исключительно под себя, не продаст Валиде ни за какие сокровища мира. Даже собака не станет кусать руку хозяина – так учил еще отец, и Февронья твердо усвоила этот урок.
Сегодняшний наряд женщины был прост: черная джалабия, собственноручно вышитая затейливым серебряным узором, жемчужный гарнитур и обруч, также отделанный жемчугом, у пояса неизменные янтарные четки. Внимательная Мунира заметила нервозное состояние собственной госпожи, пытаясь взбодрить женщину массажем, в котором была очень искусна. Шаги сына распознать было совсем не сложно. Давно уже ставший привычным ритуал: протянуть руку, которой Гассан касается губами. Совершенно открыто улыбнуться старшему, и одним только жестом отпустить рабыню. Проследив за направлением взгляда мальчика, только хмыкнуть. Рыжеволосая Мунира не могла не заинтересовать, но девушки, служившие Айнур, прекрасно знали, что о внимании Шехзаде можно не мечтать. Каждая из них делала свой выбор в самом начале, и изменить что-то было невозможно. 
Как бы не старалась скрыть своего волнения Баш Кадина за улыбкой, прозорливый Гассан прекрасно распознал ее смятение. Такой же внимательный, как и его отец, - не отметить этот приятный факт было попросту невозможно. – Проходи, мой лев, присядь рядом, - утянуть сына все на тот же диванчик, распорядившись принести угощение. – Повелитель уже принял решение, и рассказал тебе о нем, - заговорить твердо, но тихо. Знаю, что для тебя все это неожиданно, но в твоем возрасте подобный поворот абсолютно предсказуем. Хочу, чтобы ты знал, что я всегда буду рядом и поддержу тебя. Конечно же, ее мальчик давно уже получил свою саблю, давно обзавелся собственными, хоть и небольшим, но гаремом, который Айнур набирала лично, и, естественно, у Гассана уже появилась любимица, с которой тот не захочет расставаться.
Несколько минут и на маленьком столике уже появились угощения и любимый кофе, служанки же удалились, оставляя рядом с госпожой только верную и почтительно склонившую голову Муниру.

___________________________
* древняя обрядовая свадебная песня, слова которой сохранились благодаря собирателям фольклора

Отредактировано Айнур (2014-06-04 17:58:54)

+2

4

Шехзаде понимал, что им сейчас совершенно не нужна война с Османами, тем более, они были одной веры, все равно, что братья. Но брать в жены девушку, о которой ты ничего не знаешь, и будучи Шехзаде, он считал не приемлемым. Но кто-то он такой, чтобы перечить Повелителю Аравии, рая на земле, омываемого реками и озерами со всех сторон. Конечно, они были стратегически важной точкой для любых врагов, поэтому такие братья, Как Османы были им необходимы. Подобных союз сделает возможным призвание одной или другой стороны в поход, а это значит, Гассан сможет повидать мир и использовать свой меч против неверных.
- Султанша станет моей женой, и я понимаю, что она должна будет явить на свет следующего Шехзаде раньше, чем это сделает любая другая девушка в моем гареме.
Они нарушали многие законы, в том числе и тот, что Шехзаде не может жениться, пока султан на троне, и заводить детей не может, пока не уехал в санджак, поэтому за его любимицей тщательно следили и поили отварами, которые мешали ей зачать. Он знал, Как она мечтает о детях, столь часто она о них говорила, желая подарить сына Шехзаде.
- Значит ли это, что после возвращения я отбуду в санджак? Значит ли это, что до указанного времени я должен пренебрегать своим гаремом?
Конечно под гаремом он подразумевал любимую Нисайем, у которой отношения с Валиде складывались весьма холодным образом. Белокурая наложница однажды обмолвилась, что Валиде не любит ее, и спросила почему. Гассан же считал это пустыми страхами девушки, говоря, что Валиде не выделяет никого в гареме, и что ей лучше смириться и быть послушной. Когда она сможет подарить ему Шехзаде, отношение к ней изменится, таковы традиции, не больше и не меньше.
Знал ли он, насколько честолюбива его наложница? Конечно нет, ведь она являлась ему в образе ангела, коего в его гареме больше не сыщешь. Однажды, когда султан увидел девушку, он выразил свое неудовольствие главному евнуху в том, что такой алмаз ушел мимо него. Но так распорядился всевышний, что в тот день, когда девушка разносила фрукты в гареме, именно тогда Гассан зашел к матери.

+1

5

Было что-то в интонациях Гассана настораживающее. Слабая, даже скрытая нотка вызова и возмущения, которую мальчик прятал глубоко внутри. Честь и хвала, Шехзаде с малых лет прекрасно различал ту незримую грань, которую не стоит переступать. Знаний и пусть и небольшого, но все же личного, опыта хватало на здравые рассуждения, если дело касалось Династии. И все же удивительно, Валиде прекрасно помнила, как родители и нянька воспитывали ее и братьев, с малой рубашонки внушая, что каждый из них – маленькая часть единого улья-семьи. Благополучие рода зависит от покорности и уважения перед старшими. Здешние же порядки коренным образом отличались от привычных. Лет до пяти любому несмышленышу едва ли не поклонялись, как иконе и стоящему за ней резному идолу – Роду в красном углу. Потом же начиналась серьезная муштра, которая порой давалась довольно-таки трудно. Февронья же старалась во многом действовать так, как заповедали предки – многих острых углов удалось избежать. Дети Баш Кадины умели держать свои эмоции в узде практически в любой ситуации. Этот навык сейчас и мастерски демонстрировал старший сын, наследник своего отца.
- Конечно, тебя пугает неизвестность, но Аллах велик, ведет нас своей дорогой. Для брака совсем не обязательно любить друг друга, достаточно взаимного уважения. Поверь, я ведаю, о чем говорю. Еще на родине я так же знакомилась с женихом, которого подобрал мне батюшка-князь. Ни о каких чувствах, кроме неловкости тогда и речи не шло. Представь себе юношу, который должен ограничиться одной женщиной, потому что гаремы держать не принято. Нам обоим было жалко друг друга, но противиться воле старших было нелепо.
Немного помолчать, сжав рукой янтарные бусины четок. Сказано слишком много, добавлять ничего больше не стоит. Прозорливый мальчик прекрасно поймет, что именно хотела сказать мать. К счастью, обсуждение переходит к более насущным вопросам, и бывшая княжна рада отвлечься от неприятной темы прошлого. Не принято рассуждать о здешних порядках и привычном мире – можно только тихонько поступать так, как велит сердце, но и тут не усердствовать.
- И верно и неверно, мальчик мой. Санджак действительно будет готов к нашему возвращению, но вот не обращать внимания на своих женщин это попросту не вежливо. Однако это не значит, что Айнур была готова закрыть глаза на происходящее. У Валиде были свои соображения, которые она была намерена высказать и осуществить.
- Никто не может заставить шехзаде от собственного гарема, но невесте, а потом и жене ты должен уделять достаточно времени и внимания. Единственное, о чем я прошу тебя, а рабыням твоего гарема приказываю: никаких беременностей до рождения законного наследника. Ни к чему создавать спорные ситуации в вопросах престолонаследования. Говорю тебя прямо и откровенно: прознаю о нарушении запрета – в лучшем случае выдам провинившуюся замуж, про остальные меры наказания даже говорить не стану, сам все прекрасно понимаешь. Пусть лекари твоего гарема обеспечат девушек всем необходимым.

+1

6

Ему было, безусловно, интересно, полюбила ли Валиде султана сразу же, или на это потребовалось время. Но он не станет этого спрашивать, зачем бередить возможные раны. Гассан знал, что его мать когда-то была чужеземкой, которая попала во дворец не в качестве госпожи, и путь ее возможно был тернист и долог. Но сейчас она – самая
могущественная женщина в Аравии, во многом благодаря ему и его младшему брату. Оба они станут продолжением отца на этой земле, если все сложится мирно.
Он улыбнулся, когда услышал последние слова Валиде, улыбнулся так, чтобы все ее тревоги и опасения ушли от нее. Он не станет идти наперекор судьбе и пренебрегатьневестой, а потом и женой. Он не знал ее, но он мужчина, а она, говорят, такая же красивая, как и ее мать, султанша Османов.
- Валиде, не тревожьтесь, лекари обеспечат всем необходимым мою наложницу, как делали это и до сего дня. А пренебрегать султаншей, дай всевышний, будет не в моих силах. Расскажите лучше об успехах моих сестер, они взрослеют, но остаются все теми же беззаботными созданиями?
В последнее время он не часто видел их, всему виной его занятость государственными делами, и их занятия. Но Нисайем всегда рассказывала ему о султаншах, о том, насколько они дружны и как добры к ней. Его наложницу, по его мнению, действительно любил весь дворец. И никто не мог сделать ничего с тем, что остальным гаремом Шехзаде
пренебрегал. Она была его любимицей, его луной и солнечным светом. Очаровавшая его и уже много месяцев являющаяся единственной гостьей в его покоях. Увенчанная драгоценностями, красивыми платьями, личными покоями и слугами, многие называли ее будущей султаншей, и никто не держал на нее никаких обид. Такое доброе и любящее
создание, отдающая всю себя ему, а он отдавал ей многое. Но как здесь объяснить любимой, что теперь она будет делить его с другой, с султаншей по крови. Как объяснить любящему сердцу, что кто-то всегда будет выше нее, как
объяснить, что подарив наследника, она не обязательно вознесет его на высший пьедестал. Но об этом он не думал, это были лишь терзания женской стороны дворца. Его, живущего по традициям и законам такие вещи не волновали, лишь то, что в его детях будет течь кровь династии, не зависимо от того, кто ему их подарит.

+1

7

Во все времена верили, что в детях воплощается все самое лучшее, от крови их матери. Конечно же, Гассан и другие обожаемые малыши (для Валиде, кажется, в любом возрасте они останутся таковыми) были похожи и на отца, ничего удивительного, ведь Правитель и Господин обожал плоть от плоти своей так же, как и любил саму Айнур, значит боги дозволили хотя бы внешне сходство. Здесь и сейчас женщина невольно видела в темнооком старшем сыне, ни капли не взявшем внешне от славянской крови, тень собственного батьки. Добромир был человеком мудрым и справедливым, таким же станет и ее Гассан, если на то будет воля Аллаха. Жаль, что нельзя рассказать мальчику побольше о славном князе, которого почитали и уважали соседи, которого смогли победить только подлостью и обманом. Воспоминания – огромный, тяжелый, хоть и очень ценный груз, который необходимо нести за собой. Все происходящее с человеком – жизненный урок, который тебе преподали милостивые Боги. У высших сил свои пути, порой непонятные смертным, но спорить с судьбой просто бесполезно. Когда-то давно Неждане казалось, что с пленением кончилась жизнь. Не настолько далеко от правды. Извечный круговорот: Неждана-Февронья умерла, оставив вместо себя Айнур, рабыню, ставшую впоследствии Баш Кадиной, против которой боялись интриговать даже самые отчаянные обитательницы гарема. Холодный разум и благородная кровь неизменно помогали девушке выходить из самых трудных ситуаций без особых потерь.
Ее мальчик, несомненно, справиться без особых трудностей, не опозорив Династию и отца. Трудности в его жизни ни в какое сравнение не шли с тем, что пришлось вынести хоть той же юной Мунире, беды которой Валиде понимала только отчасти, но все же принимала.
- Я всегда знала, что мой соколенок не по годам ответственен и умен. С улыбкой пожать руку наследника, даже не пытаясь скрыть собственной гордости. Самия все такая же бойкая, но, продли Аллах, годы ее жизни, мудрая. Недавно заявила мне, что будет выбирать себе мужа непременно сама, чем рассмешила половину моих прислужниц. А Хамида наконец-то стала усидчивее, и даже сумела закончить свою первую большую вышивку, подарила ее отцу и сама сияет от счастья, с гордостью демонстрируя окружающим ответный подарок Повелителя – тонкий венчик с лазурью и сапфирами. Дети стали неизменной радостью для бывшей княжны, правда ее немного печалил тот факт, что однажды ее прекрасные девочки покинут родной дворец, осчастливив тех, на кого укажет отцовская рука. Но тогда ее маленькие дочери Самия и Хамида Султан станут полноправными хозяйками собственного дома, а их мужья не посмеют завести гарем, женившись на представительнице династии (конечно же, если их избранник не окажется такой же царственной особой. Валиде встала, расправляя складки черной вышитой темным жемчугом юбки Джалабии, легкий жест, и верная Мунира уже подает блондинке темную, под стать одежде вуаль, беззвучной тенью скользя по покоям. – У тебя есть еще время для меня? Хотелось бы наведаться к моему личному ювелиру и выбрать подарок для будущей невесты сына, думаю, что твой совет оказался бы полезен. Да и тебе не помешало бы подыскать интересные мелочи, которые можно будет вручить твоему гарему сегодня вечером, во время праздника. Пусть девушки знают, что их Господин скоро станет настоящим мужчиной. Может стоит подготовить к вечеру Нисаем или ты предпочтешь кого-то иного?

+1

8

Ему нравится слушать о сестрах, ведь любовь брата к ним всегда была сильной. Маленькие Султанши выросли слишком быстро. Только недавно они играли, бегая по гарему и отнимая все свободное время у их обитательниц. Семья султана Аравии была большой, и большинство детей родила ему его Баш-Кадина, Валиде Гассана. Остальные дети появлялись немногим позже его братьев и сестер, потому что наложницы беременели только, если беременность самой Айнур была уже совсем заметный, и делить ложе с Повелителем она уже не могла.
Гассан поднимается вслед за матерью, делая шаг назад и позволяя рабыне помочь султанше облачиться в полупрозрачный платок. Они пойдут на рынок, точнее, мать прибудет в карете, а он верхом. Все купцы и ювелиры в основном жили в тех же домах, откуда и продавали свой товар, поэтому сегодня весь рынок будет гудеть о том, что царственная династия почтила их своим присутствием. В Аравии любили Повелителя и его семью, почитали их, никто не смел поднимать бунты, ведь султан правил справедливой, но твердой рукой. Его и уважали и боялись и любили. У Гассана был пример в виде отца, поэтому он уже знал, каким правителем желает стать.
- Разумеется, Валиде. Но как выбрать подарок, если я никогда не видел Султаншу?
Ведь украшение - отражение человека. Цвет камня подбирают к глазам и другим отличительным чертам девушки. Нисайем всегда носила подаренные им украшения из бирюзы, этот драгоценный камень подходил ей как нельзя кстати. Также он дарил ей и другие украшения с другими драгоценными камнями, но отчего-то совсем не дорогая бирюза была ее любимой. И за это он ее любил, ведь не то, что дает ей положении любимицы она ценит больше, а его. Нисайем была его светом, его ангелом, ниспосланным ему Всевышним. Ее в гареме любили все без исключения. Добрая, смышленая, счастливая. Такой и должны быть любимица Шехзаде.
Когда Валиде сказала о празднике, который готовит ему, он улыбнулся и кивнул. Кого он еще может желать сейчас, как ни свою любимицу, которая уже много недель проводит ночи в его покоях. Жаль только они не могут отбыть в санджак прямо сейчас, ведь он так желал, чтобы Нисайем подарила ему детей.
- Нисайем, подготовьте ее.
И он хотел сам сказать ей о принятом Повелителем решении. Лучше она узнает от своего господина, а не от слухов, распускаемых рабынями.

+1



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC