Блеск и величие Востока. Золотой Султанат.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Блеск и величие Востока. Золотой Султанат. » Архив ненужного » Будущее государств решается браком


Будущее государств решается браком

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

https://38.media.tumblr.com/5fbc60bda4745d25d6d2b20847a448c5/tumblr_n0mhp2K7OL1s4pr6ko6_250.gif
Время действия:
1 июня, 1396 год
Место действия:
Покои Зафиры Султан
Участники:
Зафира Султан, Амира Султан
Сюжет:
Зафира Султан должна объявить любимой дочери, что ее выдают замуж. И не за Пашу османского государства, а за Шехзаде Аравии.

Отредактировано Зафира (2014-07-15 14:55:16)

+1

2

В  ожидании окончания войны жил дворец. Все молились за здоровье своих мужчин, за их победу над неверными. И все же жизнь продолжалась. Амира много времени проводила за чтением, прогулками верхом. Хотя ей очень не хватало ее братьев, бесед с ними, и особенно прогулок верхом с Зафиром.
- Как же мне хочется, чтобы скорее закончилась эта война, - вздыхала она, идя с Алией в сторону дворца. Солнце клонилось к горизонту, покинув зенит. Птицы щебетали на деревьях, а запах роз заполнял сад. Амира любила прогулки, любила смотреть за звездами и движением облаков. Она была мечтательной натурой, при этом имела стержень внутренний, при других обстоятельствах эти два качества, могли бы сделать из нее, например, путешественницу, ведь она могла бы отправиться в путь, представься только возможность. И все же она никогда не забывала о том, кем является. От этого жизнь была и проще, и сложнее одновременно. 
Когда султанши приближались к дворцу, то увидели, как к ним на встречу идет торопливо одна из служанок матери.
- Султанши, - так поклонилась, а Амира жестом позволила говорить дальше. - Госпожа Алия, Зафира Султан желает вас видеть у себя как можно скорее
Сердце замерло, и Амира переглянулась с Алией. В то время когда идет война подобная фраза скорее больше пугает, чем интригует. Первая же мысль, которая возникает: "А что если что-то случилось с одним из моих братьев или отцом? не дай, Аллах". Распрощавшись с сестрой, Амира поспешила в покои матери, даже не представляя, что за новость ее ожидает там. В гареме же было все как обычно, что настраивало на мысль, что может зря Амира переживает раньше времени. Гарем это как улей, новости даже самые тайные здесь слишком быстро разносятся, особенно новости плохие.
Подойдя к дверям матери, Амира чуть замерла, а после постучала. Дождавшись разрешения, слуги открыли дверь, по традиции объявив о прибытии Султанши. Ее матушка была чудо как хороша. Даже переживания не были способны лишить эту женщину красоты. И когда говорили, что Амира похожа на нее, то сердце юной султанши наполнялось гордостью.
- Валиде, - она подошла к матери и поцеловала ее руку. - Мне сказали, что вы как можно скорее желали меня увидеть.
Амира смотрела глазами полными тревоги на свою Валиде. А вести были тревожные, только не те, коих она ожидала.
- Что-то случилось?

+2

3

Ни одной матери не пожелаешь того, что испытала Зафира. В день, когда решалось будущее династии, когда любимица его старшего сына-наследника престола, являла этому миру дитя, она получала письма от своего второго сына, Дамира о том, что ее Зафир получил тяжелое ранение. В тот момент, когда миру явилась маленькая султанша, когда ее крик отразился от стен покоев Зульфии, Валиде лишилась чувств. И все это время до того, как намедни она получила новую весточку, уже от Зафира, она не находила себе покоя. Лекари буквально дежурили у ее покоев, отпаивали ее зельями и заставляли есть. Только Валиде-Султан, наконец, смогла вернуть ее к жизни. И сегодня, когда она получила весточку, послание от старшего сына, Султанша смогла вздохнуть полной грудью.
- Найди Амиру, сейчас же!
Рабыня отправилась на поиски дочери, а Зафира тем временем мерила шагами свои покои. Ей нужно было сообщить своей любимой дочери то, что передал ей старший сын. Зафир всегда знал, что лучше опередить неприятности, чем думать о последствиях. Конечно, выдать султаншу за наследника престола было честью, но Зафира желала для своей дочери другой участи. Она должна была стать Госпожой для своего будущего мужа, а не Госпожой его гарема. Но если ее Амира будет умной девушкой, она станет гораздо большим.
И вот ее любимица переступает порог ее покоев, подходит ближе и целует ее руку.
- Амира.
Султанша успела занять место на тахте до того, как дочь прошла в комнату. Для нее на полу лежала большая подушка, Зафира кивнула дочери, чтобы она заняла удобное место. Султанша улыбнулась, потому что первая весть будет для ее дочери настоящим счастьем.
- Я получила письмо от твоего брата, Шехзаде Зафира. Он полностью оправился от своего ранения, скоро пушки объявят о победе нашего Повелителя над неверными, моя Амира, и наши любимые вернуться домой.
Зафира вздохнула, и вздох ее был наполнен счастьем. Наконец, она увидит своего любимого, своего султана, повелителя ее сердца. И она так счастлива была видеть радость на лице дочери.
- Амира, у меня есть еще одна новость для тебя. Повелитель заключил союз с Аравийским султаном. Ты выйдешь замуж за его старшего сына - наследника Аравийского престола. Ты станешь госпожой Аравийского султаната.
Как же сложно сказать любимой дочери о том, что судьба ее брака уже решена.

+2

4

Амира присела  на большую подушку рядом с матерью. Она вглядывалась в глаза  своей Валиде, пытаясь понять, какая весть ждет ее. Улыбка на губах говорила, что ничего плохого ее не будет, хотя в глазах читалось какое-то волнение, или, может, Амире просто показалось.  И первая новость была подобно бальзаму на душу. Амира засияла своей лучезарной улыбкой и глаза ее сияли счастьем.
- О, Аллах, благодарю тебя, за столь чудесную новость. Валиде, это эта новость бальзам на сердце. Зульфия тоже будет рада и успокоится ее сердце хоть немного, - она знала, как все переживали за Зафира. Как ей хотелось уже всех увидеть и обнять. Вторая новость о скором объявлении победы вызывала желание, закружить в танце и засмеяться. Воображение рисовало первую встречу с братьями и отцом после долгой разлуки.  Амира замечталась.
- Я так соскучилась по нашему Повелителю и моим братьям. Воистину, Валиде, эти вести заставляют мое сердце петь. Еще одна новость? О, Аллах, сегодня дворец полон радости, - конечно, она ожидала после двух таких радостных новостей, новость не менее радостную. Уж слишком было бы жестоко вначале вознести на небеса, а после  скинуть в ад.  Но матушка сделала именно это. Она не подготовила дочь, не начала издалека, а сразу огорошила ее. Наверное, решив, что не стоит продлевать агонию. Это было как гром среди ясного неба. Амира даже не сразу восприняла слова Валиде. Она отказывалась верить в подобное. Зафира Султан могла наблюдать как медленно исчезает улыбка с губ дочери, по мере того как осознание сказанного доходило до ее сознания. И прежде, чем она успела подумать, первыми, что сорвались с ее губ, были слова:
- Я не хочу быть госпожой даже Аравийского султаната, - сердце загорелось огнем в груди, от осознания того ужаса и неизбежности, что надвигаются на нее. В этот момент ей было так страшно, она хотела очнуться от этого кошмара.
- Валиде, прошу вас, не допустите подобного. Можно ли это все отменить? Скажите, чем я так прогневала отца, что он пожелал своей дочери столь ужасной участи? Уж милосерднее бы было тогда просто меня убить, чем подвергать подобному унижению, – Она не хотела этого брака. Амира росла с мыслью, что останется в своей Империи, что выйдет замуж за пашу, что она будет его миром, его Госпожой и, конечно, муж султанши  не имел гарема, ведь она сама Династия, которой подданные обязаны служить. А теперь, что же? Она станет одной из жительницы гарема какого-то там наследника Аравийского престола. Конечно, для большинства женщин это было великой честью. Но она?! Дочь Падишаха Вселенной! Та, перед которой склоняются все жители Империи. Для нее это скорее унижение, стать частью гарема.

Отредактировано Амира Султан (2014-07-16 14:06:22)

+2

5

Как повлиять на ситуацию, когда никаких рычагов воздействия нет, когда все уже решено Повелителем, идти против него нет никакой возможности, особенно, если даже Валиде-Султан поддержит этот союз. Зафира понимала, что назад пути нет. Никто в государстве не желал войны с Аравией, когда у той есть такой могучий флот, способный разбить самого шайтана. Но такой флот может понадобиться Амиру в его новых военных походах, а подобный союз с верными всевышнему людьми и знаменитой династией – необходим. Но Амира не была точным отражением своей матери, которая ради сохранения своего статуса способна пойти на многое. Ей знакомы и вероломные и хитрые поступки, никто в гареме никогда не пойдет против нее, только заведомо глупые девицы.
Реакция султанши была ожидаема, и сердце ее матери сжалось.
- Амира, послушай меня внимательно.
Она взяла руку дочери в свою и положила их сплетенные руки на свои колени.
- Мы – женщины Династии, наша судьба зависит от твоего отца, султана. Твоя свадьба могла бы состояться и с приближенным пашой, которого ты никогда не смогла бы полюбить из-за твоей юности и его опытности. Да, он бы превозносил тебя до небес, но это все, что ты бы получила. 
Сейчас нужно было аккуратно подбирать слова, чтобы противоречие в сердце дочери не закрепилось слишком сильно.
- Шехзаде Аравии – молодой и красивый юноша, он благороден и будет относиться к тебе соответствующе. Ты дашь ему наследника, ты, и никто другой. Да, у него будут другие женщины, как было и у твоего отца, но твой ум позволит тебе стать единственной, как стала и я. Прошу тебя, не принижай мое место в этой Династии, потому что твой брат станет следующим великим правителем, а ты будешь его поддержкой и опорой, пусть и далеко отсюда.
Сердце матери будет каждый день болеть за нее, ведь для Зафиры ее единственная дочь – настоящий алмаз. Алия никогда не сможет заменить ее, хоть к девочке султанша относится, как к дочери, и не винила за оплошность матери.
- Ты всегда будешь помнить, кто ты. Ты султанша – султаншой и останешься. А твои будущие дети и дети Зафира завоюют весь мир, моя луноликая доченька. Будь сильной, это все, что нам остается. И если ты будешь таковой, Всевышний наградит тебя любовью, как сделал это со мной.

+2

6

Амира слушала свою Валиде и хмурилась все сильнее, ведь она практически во всем была не согласна с ней. Такое бывало очень редко между матерью и дочерью и обычно разные точки зрения были не на столь существенные вопросы. Однако сейчас на кону стояла судьба Амиры. Она ощущала, как внутри нее начинает расти ярость. И чем больше Зафира Султан превозносила  шехзаде Аравии, тем больше неприязни  Амира испытывала к нему.
- Тем еще хуже, что он красив и молод, - произнесла Амира. Конечно, на султана и шехзаде и так все хатун чуть ли не молятся, желая попасть в их покои, а если они еще и хороши собой, то начинаются битвы ожесточенные. Вот этого она насмотрелась в гареме.
- Пусть...пусть я бы не любила пашу, пусть он был бы стар и уродлив...все лучше, чем оказать вдали от дома, там где  я буду лишь женой наследника трона, той от которой ждут только шехзаде, словно вещь какая-то. Да я буду по статусу чуть выше его наложниц, но я буду одной из множества женщин. О, Аллах, за что же ты мне даровал столь печальную судьбу? - Амира понимала, что в Османской империи султанша могла бы развестись с пашой, но будучи женой наследника Аравии, она будет обречена. И что если у него уже есть возлюбленная, она будет только необходимостью, только поддержанием мира и сосудом для вынашивания его детей. Можно ли придумать более печальную участь? Да и как она султанша по крови сможет выносить то, что в покоях ее мужа буду другие женщины? Ей с детства прививали мысль, что она выше всех, лучше всех. А теперь какой удар по ее гордости, когда муж предпочтет очередную наложницу. Каждая из них будет день изо дня топтать ее гордость. Эта мысль была невыносима, даже больше чем мысль о жизни с нелюбимым мужчиной.
- Чтобы я боролась с какими то рабынями, за внимание своего мужа? -  Вот тут в глазах уже вспыхнул гнев. - Я не одна из них, я не рабыня и не буду опускать до них! Здесь тысячи мужчин почли бы за счастья быть моим мужем, боролись бы за меня. Я не смогу выносить подобное унижение, - она выдернула свою руку и встала на ноги.
- Для этого вы меня растили? Для этого учили? Чтобы стать залогом союза, подобно вещи? - вот сейчас был тот момент, когда Амира была в ярости, черта, доставшаяся от отца. Возможно, потом она и пожалеет обо всем, что скажет. Однако сейчас она чувствовала себя обманутой, униженной и хотелось кричать от чувства несправедливости. -  Что ж тогда надо было сразу растить меня с ощущением, что я бесправная вещь, которую отдадут кому угодно. Не мой ли отец говорил, что не пойдет против моего сердца? Все ложь! - глаза уже блестели от стоявших там слез. Но это не слезы горести, это были слезы злости и осознания своего бессилия.
- Почему я? Почему не Алия, которая тоже дочь моего отца и она старше меня? - плохо было, конечно, желать подобной участи сестре. Но это так было несправедливо. Они все здесь останутся счастливыми, а ее отправят за тридевять земель к чужим людям. Она будет совсем одна против всего того далекого мира.

+2

7

Сердце Зафиры разрывалось на части, но она понимала, пусть лучше гнев Амиры выйдет наружу здесь, чем в покоях ее отца-султана. Ей нужно было быть сдержаннее, разве не этому всегда учила ее Валиде? Конечно, кто бы мог подумать о том, что именно такое будущее уготовано ее дочери? В чем-то она была права, ее растили иначе, а теперь она должна подчиниться воле отца.
- Амира!
Зафира подняла ладонь выше, жестом говоря дочери, чтобы та замолчала. Всеми своими словами Амира могла бы обидеть собственную мать, ведь в сущности, на сравнивала себя-султаншу с Зафирой, говоря, что такая участь, обычной рабыни, не для нее. Султанше пришлось взять себя в руки, чтобы не уподобиться дочери. 
- Послушай меня, Амира. Я вышла замуж за твоего отца, когда он еще не был султаном, когда наша династия не была правящей, я и помыслить не могла, что судьбой мне будет уготовано делить его с его гаремом. Но всевышний решил так, и я не взбунтовалась, но и не смирилась. Я вошла в гарем твоего отца Госпожой, а не рабыней. И я полюбила твоего отца, потому что позволила ему проникнуть в мое сердце. Твою судьбу решает Повелитель, и ты должна взять себя в руки. Наши жизни подчинены определенным законам и нашей династии. Ты сделаешь это, потому что так решил повелитель. Султан вернется из похода через несколько дней, вместе с ним во дворец приедет и Шехзаде Гассан. Свадьба состоится здесь.
Хорошо еще, что при разговоре не присутствовала Валиде-Султан, она была бы еще строже и не позволила бы внучке таких вольностей. Все-таки юная Амира многое взяла от своего отца, те же перепады настроения, тот же гнев, который сложно успокоить. Шехзаде придется постараться, чтобы завоевать хотя бы ее доверие.
- Я понимаю твои чувства, милая. Но сейчас мы подчинимся, потому что такова наша судьба.
Зафира много лет назад и помыслить не могла, что когда-нибудь сможет стать первой женщиной империи, что ее дети будут членами правящей династии, что ее муж станет султаном, и что ей порой придется делить ее с другими девушками, порой юными и красивыми в своей невинной юности. Она не знала, что ей придется потерять всю ту невинность поступков, которую в ней воспитали. Не знала и то, что ей придется совершать деяния, которые не приветствует Всевышний. Нет в этих стенах невинности, больше нет.
- Или какой-то несчастный успел зародить в твоем сердце теплые чувства?
Вот тут Зафира невольно почувствовала плохое волнение. Разрушать первое светлое чувство всегда больно.

+2

8

Рыдать
Нелепо,
Это воля Отца,
Ты пойдешь под венец,
Если так сказал отец,
Здесь все решает лишь он,
Таков у нас закон!

Твой брак – воля отца!
Твой брак – женская доля.
Нам от венца и до конца
Всем суждено жить в неволе!
(с) Ромео и Джульетта

Ох, если бы ее отец сейчас бы во дворце, то могло бы произойти страшное. Амира бы немедленно отправилась к нему в покои, а отец бы уж точно не стал терпеть подобного поведения и разразился бы гром с молниями. Громкий голос матери и поднятая ладонь заставили замолчать, хотя к чему слова, когда взгляд говорил сам по себе. Валиде говорила, а гнев Амиры немного утихал. Она легко вспыхивала и легко остывала, хотя твердо решила, что когда вернется отец, она пойдет к нему. Ей хотелось посмотреть ему в глаза и спросить: "За что? И почему?".  Она будет его просить отменить свадьбу или пусть Алия выходит замуж, если ей понравится шехзаде. Амира твердо решила, что ей шехзаде не понравится, каким бы прекрасным он не был. Она будет искать в нем недостатки. Потому что вся ее сущность противилась этому браку. Но тем болезненнее было осознавать, что все будет, как скажет отец.  При всем ее упрямстве, ее гордости и ярости, ей еще прививали с детства осознание принадлежности к династии и что там царят определенные законы. Например, что воля Повелителя закон. И если Повелитель ей прикажет, то она, конечно, подчинится. Только останется ли у нее после этого отец?
- Валиде, - она подошла к матери и опустилась на подушку. Наверное, более несчастного человека в мире сейчас было трудно найти. Амра положила голову на колени Зафире, как всегда делала в детстве, когда ей было грустно или когда она плакала. - Я не знаю, как вы делите моего отца с другими, даже я его дочь их всех не люблю и желаю, чтобы они сгинули. И я знаю, что я не смогу так жить, я не так сильна, как вы. Это просто будет медленная смерть, - она подняла голову и заглянула в глаза матери. Неужели она больше не сможет вот так сидеть возле нее, слушать мудрые ее слова и обретать покой. От этой мысли, по щеке скатилась слеза, которую немного яростно Амира смахнула.
- Я не позволю проникнуть шехзаде в мое сердце. Если наш Повелитель мне прикажет, я не смогу ослушаться. Но приказать чувствовать мне никто не может, - она говорила твердо и решительно, и все кто знал Амиру, понимали, что сейчас в ней заговорило упрямство, которое очень трудно переломить.
- Так скоро, - голос ее совсем стал печальным. Ей не дают даже достаточно времени, чтобы свыкнуться со своей судьбой. Она словно мешающая вещь, которую поскорее хотят выпихнуть куда-нибудь подальше.  Последние слова матери были как ножом по сердцу.
- Если бы. Я бы желала познать то, чувство любви, которое окрыляет и дарит безграничное счастье, но которое теперь навсегда будет для меня закрыто, потому что для меня любовь будет подобна боли, - Амира опускает взор и тихо добавляет. - Я думала, что отец любит меня. И эта ошибка причиняет боль. Не хочу ее чувствовать. Это отвратительное чувство, Валиде. Уж лучше не чувствовать ничего тогда.

Отредактировано Амира Султан (2014-07-16 19:29:04)

+2

9

Стоило ей напомнить о том, с кем она говорит, как Амира тут же успокоилась, но на смену гневу пришли другие чувства и эмоции, которые разрывали сердце матери еще сильнее. Зафира и раньше видела, наблюдала со своего балкона, как Амира могла ловко управляться в гареме, как настоящая султанша. Она была веселой и общительной, но в любой момент могла указать наложницам и другим рабыням на их ошибки, в один миг возвысить себя на то место, где ей и полагалось быть. В такие моменты Зафира могла ей гордиться, ей нужно было чаще говорить об этом. Когда она заговорила, Зафира старалась слушать очень внимательно, чтобы найти источники страха дочери. Конечно, большинство из них было на поверхности, но другие - гораздо глубже. Она не хотела уезжать, и она думала, что ее отец-султан предал ее.
- Амира, я не делю Повелителя с другими женщинами. Я - единственная женщина, которую он любит и любил, остальные - лишь дань традициям. Все они приходили и уходили, но я была рядом с ним всегда. Только любовь может дать нам силу, способную свернуть горы. Дай Аллах ты почувствуешь эту силу и вспомнишь слова своей Валиде.
Она улыбнулась, поглаживая мягкие волосы своей дочери. Она была еще такой юной и невинной, что сама Зафира могла противиться этому браку, но не могла. Она слишком уважала султана и его решения.
- Какое-то время Гассан останется в Бурсе. Я сумею уговорить Повелителя не отпускать тебя так скоро. Я должна убедиться в том, что он достоин тебя, хотя бы для собственного успокоения. Ты достойна лучшего, а Повелитель считает лучшим Шехзаде Аравии. Отец любит тебя, ты его луна, его маленькая султанша. Если бы ты могла знать и помнить, как он впервые взял тебя на руки. Он никому не признавался, но он всегда мечтал о том, чтобы я родила ему дочь, и когда он взял тебя на руки, его глаза, они ... он был счастлив так, словно впервые держал ребенка на руках. И уверяю тебя, он до сих пор так смотрит на тебя.
Пальчиком подцепив подбородок дочери, Валиде заставила ее посмотреть на себя.
- Никогда, слышишь, никогда не сомневайся в том, что твой отец-султан пренебрегает твоей любовью и не отвечает тебе. Я лишь прошу тебя не противиться так сильно судьбе, никто не знает, что принесет нам завтрашний день.

+1

10

- Простите, Валиде, я не это хотела сказать, - произнесла султанша, чей взор был печален и темен, как безлунная ночь, когда и звезд не видно. Амира молилась о другом, чтобы Аллах избавил ее от грозящей участи, а если обречет ее на подобное, чтобы не позволил любви ворваться в сердце. Уж лучше она тогда будет той, кем ее все видят, вещью дорогого происхождения, т.е. такой же красивой и бесчувственной. Она сможет, она сделает это. Любить того, кто, возможно, ей будет клясться в любви, а сам будет приглашать ночами других. А возможно и не будет любви между ними. А коли будет, то что за любовь это такая? Отец любил мать, она это видела, и понимала традиции...да она все понимала разумом, но в отношении участи подобной применительно к себе не понимала сердцем и противилась. И если уж чувства твои столь сильны, то лучше тогда все подчинить разуму, но только если ничего не сможет изменить. Амира все еще надеялась, что сможет переубедить отца.  Если он ее так любит, как говорит Валиде, то почему так с ней поступает, с его любимой дочерью? Кто обрекает ее на эту участь отец или Повелитель? И кого в нем будет больше, когда он посмотрит в глаза своей дочери. 
Ее Валиде просила не сомневаться в любви отца, просила не противиться судьбе. Но как же не противиться, если всю жизнь в мечтах ты видела иную судьбу? Тем более сложно смириться той, что подобна урагану беспощадному, что привыкла быть на вершине и быть алмазом султанской семьи, которым все восхищались и который все оберегали. А теперь вдруг алмаз ощущал себя просто ненужной стекляшкой. Валида подняла голову дочери за подбородок, смотря в глаза Амире, а та  смотрела в ответ. Они были столь похожи внешне, но были ли похожи внутренне. Было ли что-то в Амире от матери помимо внешнего сходства? Наверное, было бы лучше для нее родиться с характером матери, тогда бы она проще приняла свою судьбу, не боролась так яростно с нею. Ее Валиде была более хитрой, более мудрой и, наверное, более сильной, чем дочь. И все эти качества были обрамлены в женскую внешнюю нежность и  покорность. Но Амира была иной, если ее сердце горело огнем, то и она пылала подобно тому огню, что способен уничтожить все на своем пути. Если ее сердце сияло счастьем, подобно солнцу, то и султанша сияла. Конечно, это было дома, это было с теми, с кем она выросла. Амира она и познавала науку сдержанности, но она чаще у нее удавалась с людьми посторонними и малознакомыми.
- Только Повелитель почему-то не захотел узнать, что считаю я. Впрочем, вы правы, Валиде, так считает Повелитель, а не мой отец, - она вздохнула. К чему терзать мать, которая всегда поддерживала решения отца и никогда не шла против них. Так должна поступать хорошая жена. Даже если это в ущерб ее детям.  Сейчас Амира это видела так, хотя, конечно, была несправедлива к своей матери. И даже новость о том, что она после замужества пробудет какое-то время в Бурсе с Гассаном, совсем не радовала.
- К чему продлевать агонию? Ведь мне будет только больнее. И даже если вы, Валиде, увидите, что он не достоин меня, что вы измените после свадьбы? - она отстранилась, так как слова "для собственного успокоения" вновь разозлили, но сейчас Амира лишь поджала губки и поднялась
- Если вы выдадите меня за шехзаде Аравии, то я уеду сразу же, и у меня больше не будет семьи, потому что прежняя для меня исчезнет, а новую я не признаю, - наверное, это было слишком жестоко, слишком дерзко. Но почему только ей должно быть так горько и больно?  Сейчас в ней, конечно, говорили только боль и обида. И, конечно, она так не думала практически. Впрочем, упрямство и злость порою могли толкнуть на самые ужасные ошибки.
-  Если это все "чудесные" новости, Валиде, - слово "чудесные" она особо выделила интонацией, - то я хотела бы побыть одна, - она поклонилась, ожидая разрешения удалиться. Ей не хотелось говорить о возможном браке, даже думать о нем не хотелось.

+1

11

Зафира всегда понимала, что нельзя воспитывать детей в столь свободной манере, но она желала сохранить их свободу хотя бы ненадолго. Шехзаде уедет в санджак и будет там постигать науку управления. Но вместе с тем там он будет свободен, его семья не будет окружена столь строгими правилами. До того, как он станет султаном. У Дамира всегда будет больше свободы. Он всегда будет отцом, а только потом братом султана. А Зафир, он будет повелителем и только потом отцом. Амира в силу возраста не могла этого понять. Даже Зафире приходилось сначала быть султаншей, но только потом матерью.
Слова дочери вонзались в ее сердце подобно шипам красивой розы. Прямо здесь и сейчас она негодовала, отказывалась от своей семьи, от династии. И все потому, что отец решил судьбу ее брака. Ее будущий муж - не будет звать ее Госпожой, для него она будет султаншей, да. Он будет ее чтить и уважать, но будет ли он ее любить? Проникнет ли она в его сердце? Полюбит ли Амира его, если брать во внимание все то, что происходило здесь сейчас.
Зафира перекрыла глаза и кивнула. Она позволила дочери уйти, ей и самой нужно было побыть одной. Она не смотрела на то, как ее дочь покидает покои, оторвав кусочек от сердца матери. Возможно, после дочь пожалеет о своих словах, сказаным в гневе своей Валиде, но сейчас Зафира как мать старалась ее понять. Как только двери закрыли, султанша дотронулась ладонью до живота и шумно выдохнула, голова закружилось, ей стало дурно.
- Госпожа! Вам дурно!?
Зафира зажмурилась и жестом показала, что не стоит подходить к ней.
- Открой окно, Хатун.
Покои словно опустели без присутствия дочери. Как скоро дворец снова услышит ее смех?

Отредактировано Зафира (2014-07-17 23:25:53)

+1

12

Столько эмоций плохих еще никогда не переполняло Амиру. Она злилась, она обижалась, считала себя преданной, яростно ненавидела. И в то же время ей хотелось плакать, снова ощутить себя защищенной от мирских невзгод. Но если раньше свою защиту она черпала в объятиях матери, любви отца, то сейчас оказалась подобно рыбке,  выброшенной на берег моря и медленно умирающей.  Валиде кивнула, давая позволения покинуть ее покои. Амира сделала несколько шагов назад, а после развернулась и подошла к дверям. Она помедлила мгновения, собирая остатки самообладания. Никто в гареме не увидит ее слез, не узнает, что она полна горя и ярости. Не позволит она злопыхателям радоваться ее горя, а сплетникам обсуждать ее участь. Она чуть привздернула подбородок, расправила плечи, спокойный полный гордости взгляд. Только после этого постучала в двери. Слуги с той стороны их открыли. Там ждали ее служанки и служанки матери. Они, наверное, все слышали или не все, но будут молчать. Валиде умела подбирать преданных служанок и помогала в этой Амире.
Амира  решила направится в свои покои. Сегодня она никого не хотела видеть и уж точно ничего не хотела слышать. Кто же знал, что столь долгожданная Победа для нее обернется таким горем. Она шла не спеша,  кто-то мог сказать, что надменно, но султанша должна сохранять достоинство и величие при подданных, даже когда ей хочется упасть на пол и от бессилия разбить руки в кровь.
Дорога до покоев оказалась сегодня особенно длинной. Зайдя во внутрь, она приказала служанкам оставить ее одну. И только после этого могла дать выход эмоциям: упасть на кровать, яростно стукнув по подушке, дать волю слезам, что скатились по щеке. "Не дождутся, я так просто не сдамся...а если...если выдадут меня замуж за этого шехзаде, то клянусь тебе, Аллах, в тот день я осиротею".  Она просто лежала и смотрела в открытое окно. И солнце светило уже не так ярко, и облака словно несли дурные вести, и воздух был недостаточно прохладен. Мир обернулся свой темной стороной к султанше.

+1


Вы здесь » Блеск и величие Востока. Золотой Султанат. » Архив ненужного » Будущее государств решается браком


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC