Блеск и величие Востока. Золотой Султанат.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Прогулка в саду

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Время действия: 
12 июля 1396
Место действия:
Сад дворца падишаха
Участники:
Шехзаде Зафир и Зульфия
Сюжет:
Шехзаде Зафир всегда старался чтить традиции и догматы. Вот и сейчас он в компании своей наложницы Зульфии и маленькой Султанши вышел в сад, дабы все объяснить, так как страсть- страстью, но все же у него 2 женщины и отказываться от красавицы Зульфии он не собирался. Да и длинная дорога не за горами, а там все измениться. Все будет иначе.

+1

2

Ночи, буквально пропитанные страстью, свидания на балконе, прогулки в саду и наблюдения за звездами. Жизнь шехзаде приобрела новый смысл после появления в ней Шеди. Молодой человек понял, что еще не испытывал столь сильных чувств, не жил столь полной и насыщенной жизнью, не испытывал ту полноту эмоций, но... В его жизни была и другая женщина, сейчас живущая лишь ради их дочери, и если наложницу, шехзаде мог призвать лишь ночью и лишь на хальвет, то проводить время с рожденными детьми ему никто бы не запретил. Как было на самом деле, и что чувствала Зульфия идя рядом с ним, несущим на руках их дочь- шехзаде не знал. С виду девушка казалась более чем спокойной, но что проиодило в ее душе? Смирилась ли она с новым положением, так как до этого шехзаде проводил свои ночи лишь с ней и она не знала соперниц. Не жалеет ли она, что ребенок, которого он сейчас нес и которого все так ждали, хоть он и был нарушением традиций оказался всего лишь султаншей? Не жалеет ли, что не подарила ему шехзаде? Не думает ли, что произойди это все было бы иначе? Да, ее статус бы изменился, впрочем рождение ребенка и так изменило ее статус. Оно дрказало, что она способна  родить дитя, а шехзаде - зачать его. Это уже было радостью, так как Зафир надеялся, что  и его собственный шехзаде не заставит себя ждать. Эту ночь Зафир хотел провести именно с Зульфией, так как чувствовал, что уделял ей не так уж и много своего внимания. Был как раз четверг, что говорило о благодатном дне для зачатия ребенка. Если это им удастся, то по приметам, такой ребенок, будет благославлен Аллахом и защищен им. А больше всего сейчас Зафир был обеспокоен будущим династии- сильным и здоровым потомство. Их дочь Фариде казалась спокойным и здоровым ребенком, сейчас она спокойно спала на сильных руках своего отца.
- При всей своей хрупкости мне докладывали, что она здорова спокойна. И для меня не. Большей радости, чем знать это.
Заговорил с Зульфией Зафир. Он нарочно заговорил о ребенке, понимая, что для Зули, как и для любой матери эта тема самая приятная, они шли  по алее благоухающих цветов.
- Вскоре все измениться. Мы покинем этот дворец, отправимся в санджак, выбранный Повелителем, станем первыми людьми там. Фар де будет хорошо вдали от дворца. У нее будет спокойное детство и там появятся шехзаде.
Говорил он Зульфие. Как бы он не относился к Шеди, какая бы страсть не охватывала бы его при взгляде на нее, Зафир знал, что пока главная женщина в его гареме именно Зульфия. Она произвела на свет ребенка, доказала, что способна и благословлена Аллахом на деторождение. Другое дело, что и ее положение шатко, так как этот самый ребенок не был шехзаде. И в любой момент, таже Шеди могла сделать это раньше е. В принципе на данном этапе, Зафира волновал лишь вопрос с наследником, а вот кто его подарит было абсолютно не важно, но он знал, что об этом мечтает любая из наложниц.
- Я желаю, что бы сегодня ты пришла ко мне.
Продолжая сказал он. Это означало, что он хочет видеть ее в своих покоях, хочет быть с ней, и возможно зачать второго ребенка, возможно столь желанного шехзаде. Отец давил на него, напоминая о будущем султаната, и хоть и шехзаде не должен был родиться др отправки в санджак, что- то подсказывало Зафиру, что даде если он и будет зачат в Бурсе, на свет он появится именно в вверенной  его отцу провинции, та как сборы были почти начаты и отправка была делом решенным и вскормят времени Повелитель назовет провинцию и шехзаде начнет свой самостоятельный путь по воле Аллаха.

+1

3

Все изменилось. Как бы ни хотелось остановить некоторые мгновения, все будет тщетно – жизнь течет в своем ритме, поток ее практически нерегулируем... а мы, люди, только и можем, что подчиняться ему.
Думала ли когда-то простая девушка из Прованса, что будет вот так прогуливаться по шикарному саду в Османской империи, даже не в ранге рабыни, а практически полноценной госпожи, а перед этим сбежит из отчего дома с цирком. Колесо Фортуны непредсказуемая вещь, понять которую невозможно, остается только принять. Но Зульфия не могла корить жизнь ни за что. Она любила, любит и уверена, что любима. У нее есть потрясающий ребенок, которую она просто обожает. Маленькая Фаридэ стала для нее центром мира, поделив это место в ее сердце со своим отцом. Обычно рабыни, ставшие наложницами, были лишь усладой телу и удобными производительницами следующих правящих поколений. И у нее было бы так же, если бы Шехзаде не заметил ее во время танца и не пожелал ее себе. А она... она влюбилась в него с первого взгляда в его синие глаза, такие необычные для ее прошлого и нынешнего мира... просто пропала в нем, растворилась, открыв душу и сердце. И он любил ее: был нежен, аккуратен, всегда добр, присылал из похода письма с новостями о себе, посвящал стихи. Очень любит их ребенка, хоть это и не был сын, такой желанный, но при их первой после разлуки встрече он ясно дал понять, что не забыл свою верную женщину и что у них еще обязательно будут дети. Только за один его ласковый взгляд, слово в ее адрес Зульфия была готова идти за ним на край света. Рядом с ним ее мир казался радужной сказкой, где все всегда прекрасно, и выходить оттуда не хочется.
Но недавно она поняла, что именно рядом с ним ей и нужно стать жесткой, властной, непоколебимой. Случившееся сначала первое покушение, неудачное, косвенной жертвой которого стала сама Зуля, а следом и второе, успешное... Зульфия натерпелась такого страха, что даже без указания Зафира из покоев никуда не отлучаться и вообще быть очень осторожной, сама бы сделала все от нее зависящее, чтобы обезопасить их малышку. Хоть даже и девочка, она уже мишень для своего отца, важной фигуры в политическом мире страны. Да и вообще, смерть Зафиры-Султан очень подкосила ее. Зульфия искренне любила свою госпожу, приютившую ее, еще никому неизвестную, даже еще не родившую ребенка. Она приблизила ее к себе и почти все отсутствие Зафира Зульфия провела в привилегированном положении, вроде его любимой жены. Это все благодаря ей, Зафире. Зуля многому научилась у нее, и сейчас, когда поняла, что из женской власти в гареме приближенными к династии были Валиде, Амира и Алия, и уже она, как мать султанши. Своему месту нужно соответствовать.
-Да, мой Господин. Она сильна, как и Вы. И очень похожа на вас и вашу мать, упокой ее душу Аллах, - шла она на шаг отставая от него, как требует того этикет, в любовью глядя на него и дочь на его руках. Они оба были самым важным и дорогим в ее жизни, и что Зафир любит Фариде было самым лучшим ей вознаграждением за рождение ребенка.
-Вы правы, Господин. Вам уже пора попробовать себя в роли правителя, - чуть поклонилась при этих словах. – Нашей дочери будет хорошо везде, где вы будете заботиться о ней. Как и мне, - поравнялась с ним, устремив на него удивленный взгляд, когда он сказал, что на сегодняшнюю ночь ждет ее к себе.
Последнее время на первый план для него вышла Шеди, а затем закрутил водоворот событий, интриг, и Зульфия покорно отошла в тень, прекрасно зная, что ее он не забудет. Так и вышло, но такое прямо высказано желание было ей удивительно.
-Будет, как Вы скажете, Господин, - на расстоянии от них шла положенная им свита, поэтому Зульфия не могла позволить себе таких приятных сердцу вольностей в общении с ним, но говоря это, ее голос звучал мягко и нежно, хоть руки и не могли дотронуться до его плеча в жесте ласки и привязанности.
-Давайте пойдем к бассейну. Ваша дочь очень любит наблюдать за карпами там, - кивком головы указала направление, снова пропустила его вперед, с довольной улыбкой шла за ним.
-Какие новости о происходящем при дворе мой Господин может рассказать мне? Как Вы знаете, последнее время я не слишком предпочитала выходить на люди, - заискивающе начала, немного сократив расстояние между ними, приготовившись слушать. Хоть и потянулась телом вперед, спина ее была ровной, осанка горделивой. Она Его. Нужно соответствовать.

+1

4

Зульфия. Его  чистая,  остающаяся сама собой при любых обстоятельствах, нежная и такая терпеливая наложница. Мать его любимой дочери, тихо спящей на его руках. Страсть и бурный нрав Шеди, компенсировался спокойствием, степенностью этой молодой женщины. Конечно же годы изменят ее. Не могут не изменить. Пока в ее жизни нет прямого соперничества, нет амбиций и желания уничтожить. Пока в ее жизни нет столь желаемого сына. Пока она не подарила ему шехзаде, но... Но возможно этого события не так уж и долго ждать. Зафир довольно давно не говорил с ней вот так. Довольно давно, хоть и навещал дочь чуть ли не каждый день. Последнее время его мысли занимала утрата  его валиде  и успокаивала его именно Шеди, занимающая все его мысли в эти дни. Девушка ублажала его тело и облегчала горе его души. Он настолько увлекся ей, что казалось забыл о дочери и Зульфие. Ну конечно же это было не так, и сегодня он докажет ей это. У них было не так уж и много ночей, и он надеялся, что вскоре она подарит ему второго ребенка, что на этот раз он окажется сыном и столь желанным шехзаде. Конечно же в любой момент, произвести на свет наследника могла бы и Шеди, но... Чем больше будет шехзаде - тем безопаснее для султаната. Даже одного сильного наследника не достаточно, что и доказало его ранение в битве, которое могло бы стоить ему жизни. Если бы не было его братьев будущее династии было бы под угрозой, но... Но Аллах был милостив  к их отцу- султану и будущее империи не выглядело так уж шатко, и Зафир надеялся, что и он  сможет с достоинством нести возложенную на него ответственность и вскоре обзаведется сильными и здоровыми сыновьями.
- Она- благословение небес, отрада сердца в столь скорбные времена. Постигшее нас всех несчастье навсегда останется зияющей дырой в душе. И прискорбно еще и то, что ни она, ни ее братья и сестры никогда не увидят моей валиде, которая бы отдала им свое сердце.
К горлу шехзаде под ступил ком, но он сдержался. Слез не осталось, да и показывать свою слабость он попросту не имел ни малейшего права. Прошло еще совсем мало времени, но он понимал, что эта боль, навсегда останется болью в сердце. Такие утраты невосполнимы. И более того, от кого исходил этот страшный удар, узнать так и не удалось. Это было уже не первое покушение, а значит... Значит враг был где- то рядом и кто знает  какой шаг он предпримет в дальнейшем? Кто станет его следующей жертвой, либо же им удастся выследить и покорять его? Какие цели он преследует? Кто нанес ему такую жестокую обиду, что он решился на это? 
- Я  надеюсь, что оправдаю возложенное на меня Повелителем доверие и сумею стать достойным правителем. Санджак- это возможность проверить то, насколько я хорошо выручил уроки и каким правителем я буду. Я чувствую, что готов, но и груз ответственности давит на меня.
Сказав это, он переложил Фариде на левую руку, а правой сначала легко дотронулся до руки Зульфии, а затем скрестил  свои пальцы с ее хрупкими пальчиками.
- Прости, за то, что не уделял тебе и Фариде должного внимания, но все обстоятельства сложились именно так.
Он знал, что мог бы не извиняться. Многие жены ждут внимания годы, но к Зульфие он испытывал особую нежность.
- Я не могу дождаться ночи.
Сказал он, остановившись и заглянув ей в глаза, дабы снять то напряжение что было между ними. Они с Шеди были различными, как ночь и день. Несмотря на свое европейское происхождение, Зуля впитала культуру Востока и это несказанно радовало шехзаде. Она была нежна, покорена и прекрасна и сейчас Зафир понимал, что не забыл ее, хоть и ночи с Шеди были полны огня и страсти. Но ей требовалась уверенность и Зафтр надеялся, что санджак, возможно рождение шехзаде даст ей ее. Она указала ему на любимое место их дочери и он пошел к небольшому водоему с карпами. Фариде, словно услышав знакомые слова проснулась и ему вновь пришлось взять ее двумя руками. Она тянула к нему свои маленькие ручки и улыбалась солнцу и новому дню. Радость еще неискушенного и чистого ребенка умиляла, она еще не знала горя этого мира. Не знала она жестокости людей и того, кем судьба уготовила ей родиться. Она могла лишь узнавать знакомые лица и радоваться простым вещам.
- Дворец плавно возвращается к жизни после горя. Пожалуй пока это все, что происходит. Наступает новый день, а это значит всем нам надо продолжать жить, как бы тяжело не было.
Он не сказал ей о том, что султан казалось забыл о своем горе в объятиях юной прелестной наложницы Лейлы-Хатун, которая кажется свела его с ума своей красотой. Но кто он такой что бы осуждать Падишаха? Всего лишь сын, потерявший мать, и желающий как можно быстрее покинуть этот дворец, дабы не видеть улыбку той, что заменила его валиде.

+1

5

Что такое счастье? Мимолетно оно или вечно? Чувство или состояние?
Это какие-то риторически вопросы, и сама Зульфия себе давно престала их задавать. А почему? – Да потому что была по-настоящему счастлива. Зафир был в столице, пусть не всегда прямо рядом с ней, но у нее на глазах и она знала практически вес, чем он живет. Доченька росла правильно, развивалась вовремя, даже немного быстрее, чем нужно, была довольно сообразительной и уже любознательной – стоило ее бодрствующую взять на руки, как она уже крутила головой во все стороны, познавая мир вокруг себя. Для своих почти пяти месяцев она была упитана, вполне себе довольна жизнью, много улыбалась, смеялась, не куксилась, плакала исключительно требовательно и просто обожала отца, мать и бабушку, которые очень много времени проводили с маленькой султаншей. Она знала их, узнавала, когда они были рядом, тянула ручки, просилась на руки. Конечно, Зульфия мечтала подарить сына своему любимому мужчине, но пока он был занят Шеди, все свое внимание француженка устремила на дочь. Зафир никуда не денется, это точно. Он довольно либерален в своих взглядах на все, она не провинилась перед ним или Баш-кадиной ни в чем, отбирать ребенка или отсылать ее нет ни единого повода, к тому же, Зафира любила первую наложницу своего старшего сына и ее покровительство очень льстило Зульфие, и она платила за него собачьей преданностью госпоже, любовью к ней, уважением и почтением.
Да, он совершенно прав – потеря Зафиры навсегда останется кровоточащей раной на сердце. Эта женщина, сильная и мягкая, была примером для подражания, любимой госпожой в гареме, справедливой, честной... Ее любили и ею восхищались практически все, кто хоть раз ее близко видел или разговаривал. Для Зульфии она навсегда останется образцом идеальной госпожи, и светлая память о ней прочно закреплена в сердце Кадын.
Да, она знала, что Зафир никуда от нее не денется, точнее, она от него, по его же желанию. Зульфия безмерно любила его, но ей пришлось стать не по годам мудрой, с большой помощью Зафиры Султан, чтобы принять его увлечение своей хорошей подругой и не впадать в пучину ярости и ревности и не разрушить отношений между нею и принцем. Не зря же он помнил о ней в походе, писал много писем, стихов, только ей... такие чувства просто так не исчезают. К тому же, он не забывал о дочери, а Зульфия присутствовала на всех их встречах, если не была на своих занятиях или не занималась делами гарема. Номинально никто будущую главу гарема шехзаде не назначал, но Зульфия училась всему, что может быть мало-мальски полезным.
Они уже подошли к бассейну и Зульфия сделала знак подать покрывало, чтобы присесть на него. Рабыня тут же подбежала и расстелила полотно, недалеко от кромки, на которое села сначала фаворитка, принимая у Шехзаде ребенка, приглашая сесть туда же.
-Возвращается... Вы правы, нам нужно жить дальше... Время- лучший лекарь, скоро станет попроще... – присела на край, показывая Фаридэ рыб. Девочка сразу радостно засучила в воздухе сжатыми кулачками и загукала от удовольствия. Родители улыбнулись, переглянувшись. – Скоро все будет хорошо, Господин. Вы будете лучшим, я уверена. Пришло Ваше время управлять и вы не ударите в грязь лицом.
Ободряюще улыбнулась ему, косо глянув на свиту. Те держались шагах в десяти, но постепенно отходили дальше. Принц оказался рядом с ней и дочерью, даже близко, и девушка зашептала:
-Я тоже с нетерпением жду... я так соскучилась, Зафир... ты же помнишь, что я люблю тебя... – смотрела на него с нежностью, коснулась ладонью его щеки в ласкающем жесте. Почувствовала, что он принял этот ее поступок, погладила еще раз, убрав руку. – Аллах даст нам братьев для нашей любимой Фаридэ, солнца империи, я точно знаю, - сказала серьезно, но с улыбкой, смотря на него с обожанием.

+1

6

Как же приятно было Зафиру совершать эту прогулку по саду. Разговаривать с Зульфией, держать на руках свою дочь, вдыхать ароматы цветов, которые так любила его валиде. Но, увы, человеческая жизнь так же не вечна, как цветение растений. Когда- нибудь отмеренный Аллахом путь любого из нас подойдет к концу, в свою же очередь мы оставим после  себя наших потомков, они же в свое время так же покинут этот мир, дав жизнь новому поколению и так до тех пор, пока не приведи Аллах, род не прервется. Шехзаде думал о том, что потеря валиде- первая в череде потерь, которые их ожидают. Несмотря на силу и здравие султана он был уже в почтенных годах. Его весна окончилась и солнце шло к закату. И Зафир понимал, что за каждым закатом следует рассвет и боялся этого. Шехзаде боялся, что не сможет стать таким великим султаном, как его отец, что не сможет вести династию аль Махмудов по пути процветания и наконец боялся, что не бывать боле той гармонии, которая царила сейчас в этом саду. Он понимал, что в последнее время все его мысли заняты Шеди. Она вошла в его жизнь так резко, так пламенно страстно, что заполонила все его мысли. Он боготворил ее, его чувства были столь сильны, что он проклинал каждый восход солнца, который означал окончание Хальвета, он оттягивал каждую минуту, ища предлог остаться подольше наедине, но теперь он понимал, что в принципе был не прав. Да, он человек, да он мужчина, со своими потребностями, желаниями и слабостями, но прежде всего он- шехзаде! Он должен думать о процветании династии, о ее будущем, а следовательно о сыновьях, которых у него все еще не было. Он сам вошел в тот возраст, когда у него уже могло бы быть несколько детей и они спокойно могли бы быть мальчиками. С Шеди у него была всепоглащающая страсть, он даже не думал, не замечал, как все это происходило. У них было много ночей. Ведь каждую ночь шехзаде проводил со своей любимой наложницей. Казалось он совсем забыл о Зульфие, оставил ее что было абсолютно неверно. Она уже  доказала, что способна к деторождению, доказала, что может стать матерью шехзаде и более того, прогуливаясь с ней, шехзаде испытывал покой и нежность. Их маленькая дочь - благословение Аллаха, не могла не радовать его, и хоть он и догадывался о страха Зульфии, он не мог  понять почему же он не должен любить свою дочь? Конечно же он понимал, что ему придется расстаться с ней, что он отдаст ее замуж, как только придет пора и отдаст на максимально выгодных условиях. Недавно расстроилась свадьба его обожаемой сестры Амиры, но шехзаде понимал, что это лишь вопрос времени. Что вскоре появиться новый претендент и свадьба состоится. Но сейчас он не думал об этом, он присел рядом с Зульфией, так смиренно ожидавший, когда первые радости страсти с Шеди окончатся и он снова вспомнит о ней. Охрана держалась на почтительном расстоянии, не желая мешать шехзаде. Теперь их дочь была на ее руках, а слуги отошли, позволяя им минуты уединения. Сад был особенно красив в это время года.
- Увы, мы не имеем права предаваться унынию. Мы должны быть сильными.
Говорил он ей. После чего нежно прикоснулся к ее щеке. Фаридэ снова уснула.
- Конечно же я знаю это. И мои чувства к тебе неизменны.
Шехзаде раньше не понимал какого это любить сразу двоих, но сейчас он был более чем рад, что Коран не запрещал этого.
Иншалла
Лишь сказал он глядя ей в глаза. Шехзаде понимал, что спокойствия не будет, так как несмотря на то, что ему было хорошо, рано или поздно между двумя женщинами начнутся проблемы, но больше всего на свете, Зафир не желал отказываться ни от одной из них.

+1

7

Стоит ли огорчаться закату солнца? Вопрос, конечно, риторический, но у каждого есть на него свой однозначный ответ. Как и у Зульфии. У нее был ее рассвет, был и полдень, был и закат: время, когда она влюбилась в молодого наследника, когда первый раз танцевала в зале, где был он, потом и второй раз, только для него, а потом и хальвет... и ожидание любимой дочери... и Шеди, дружба с ней на почве преданности Зафире Султан, и понимание, что Зафира они делить не будут... а закат-то он закат, что так и вышло ей  оказаться на задворках. Но недаром Зульфия обладает пытливым умом и много времени проводила в беседах с мудрым муллой – после заката и ночи всегда наступит рассвет. Она поняла это для себя и покорно отошла в сторону, напоминая лишь о дочери, но Зафир и в это не нуждался, искренне любя своего первенца. А француженка ждала, знала, что просто так он забыть ее не сможет точно. Она дарила ему и страсть, и любовь, и нежность, и покой... когда он пришел после пира, после разлуки... когда они не могли насытиться друг другом пред долгим расставанием... их слишком многое связывало. Нужно только подождать.
Она поняла и приняла это, все свое время проводя подле Зафиры Султан, многому научилась у нее, особенно обхождению с детьми, поведению в гареме, потому что приобретенный и неизменный ее статус накладывал определенные обязательства. Зульфия умела считать, а вот арабское письмо ей пришлось постигать, но не с большим трудом. Занятия танцами были забыты и девушка взялась за грамоту, сначала чтобы просто самой писать любимому письма и читать его, сейчас же занимаясь каллиграфией, тренируя свой почерк, оттачивая мастерство. Она много читала, уже не спрашивая помощи, но и французский старалась не забывать. Когда оставалась в своей комнате одна, садилась и писала на родном языке что-то вроде дневника, письма своей маме, рассказывала обо всем, что с ней происходит. Знала, что никогда не отправит их, что мамы давно нет в живых, но это очень помогало ничего не забыть и сбросить с себя груз прошедшего дня.
И сейчас она понимала, что рассвет начинает появляться. Запала она ему в душу, важна для него. Рядом с ним, с дочерью, девушка чувствовала себя очень спокойно, умиротворенно... на своем месте, даже будет правильней. Он, всегда нежный с ней, стал ее миром, центром Вселенной... если бы ее спросили, существует ли настоящая любовь, она бы ответила «Да!». И встретила она своего мужчину вообще в другом, чуждом ей еще девочке мире. Мире, ставшем ее новым Домом, давшем стержень и смысл жизни.
-Амен, - вторила ему, начиная покачивать на руках дочь, тихо-тихо напевая ей колыбельную на французском. Малютке было явно все равно на слова, но мелодия ей очень нравилась.
-Эту песню пела мне моя мама, когда я была совсем маленькая... я помню ее на слух... очень люблю ее, - подняла на него глаза от спящей дочери, нежно улыбнулась, вновь утопая в его синих глазах, таких родных и любимых.
-Ты самый лучший отец на свете. Фаридэ очень любит тебя. Всем нашим детям ты будешь отличным папой, - чуть привстала, протягивая ему сопящую дочурку, помогла поудобнее устроить ее на его крепких руках, придержала, чтобы он поудобнее сел, сама прислонилась щекой к его левому плечу, как раз чтобы быть близко к нему и приглядывать за дочерью, мало ли чего. Свита была далековато, и она могла себе это позволить. Сейчас они оказались словно за стеной от всей жизни дворца,  от интриг, бед и козней, ведь пока мишенью мог быть каждый, даже сама она. Но это было не важно, а важно то, что их маленькая семья вместе и они безмерно счастливы, что все есть друг у друга.

0

8

Шехзаде с нежностью и почтением смотрел на Зульфию, укачивающию их маленькую дочь. Сейчас казалось, что для нее нет ничего важнее в мире, чем этот маленький комочек жизни, а если вдуматься... Они подвели султана, подвели империю Османов, и вовсе не должны быть так счастливы. Они должны были подарить империи сына. Это их долг. Султанш может быть много, но шехзаде необходим. И лучше что бы им удалось произвести не одного сына. Крепкое и здоровое потомство- гарантии будущего мощной империи, и хоть у него и были братья, подводить Повелителя и рушить столь большие ожидания, Зафир попросту не мог. Он должен зачать наследника и чем быстрее- тем лучше. Все эти ночи он провел со своей новой наложницей Шеди, но о результате этих ночей ему пока не сообщили. А вот Зульфия доказала что способна ощастливить династию и эту ночь он собирался провести с ней. Только сейчас шехзаде понял как истосковался по девушке и какие чувства попрежнему испытывает к ней. Она и Шеди, разные словно огонь и лед. Покладистая, спокойная, любящая Зуля и страстная, необузданная Шеди. Каждая ночь с одной- нега и бесконечные ласки, с другой же- страсть. Что выбрать? Благо Коран дает возможность не выбирать, а наслаждаться. Вскоре у него и вовсе будет огромный гарем, где каждая девушка будет ждать лишь одного- его внимания. Одного лишь его взгляда будет достаточно, так как всем известно как роскошно живут фаворитки султана или шехзаде. Кстати о роскоши. Надо бы сделать Зуле какой- нибудь подарок. Он давно не дарил ей ничего ценного, а она так терпеливо ждала когда он вернется к ней.
-Песня очень красивая. И нашей султанше она нравится.
Сказал он, смотря на свою наложницу. В Зульфие было что- то необычное. Да, она была красива, но от нее словно исходил какой- то свет. С ней было всегда уютно и спокойно, шехзаде мог быть собой и не думать о том, что он говорит, либо делает. Он буквально растворядся в девушке и попросту сам не мог понять, как это происходило.
- Да услышит Аллах эти слова, да даст он нам много здоровых сыновей и продлит жизнь Повелителя.
Сказал шехзаде. Время же неумолимо бежало и вскоре им пришлось расстаться до Хальвета, поцеловав дочь, а затем и Зульфию, шехзаде отправился в янычарский корпус, куда был приглашен на ужин, а после проходя мимо рынка, купил драгоценную брошь с изумрудными в лавке достаточно известного ювелира- еврея. Он надеялся, что эта брошь понравится Зульфие, а этот хальвет уберет пропасть, возникшую между ними, и хоть и шехзаде видел, что она терпеливо ждала - он понимал сколь тяжело ей было справиться с появлением другой женщины между ними, и возможно, он бы понимал это в меньшей степени, если бы не мудрость его валиде, научившей сыновей житейской мудрости еще при своей жизни. Он был благодарен отцу за все что тот для него сделал, многое дал ему и янычарский корпус, где он пользовался большой любовью и поддержкой. Учеба и военный поход сильно сблизил шехзаде с янычарами. И он понимал, что в будущем эти отношения могут лишь укрепить его власть. Но он так же понимал что и женская мудрость его недавно покинувшей этот свет Валиде дала ему не меньше. И сейчас он стоя лицом к балкону, ожидал появления Зульфии в его покоях. Верный хранитель покоев получил все необходимые распоряжения и сомневаться в исполнении традиций не было нужды. Другое дело справиться ли сам шехзаде при виде прекрасной любимицы? Вот это оставалось вопросом даже для него самого.

+1

9

Как бы комфортно им ни было вместе, все всегда подходит к своему логическому завершению.  Им услужливо напомнили, что у наследника есть еще важные дела, которые нельзя отложить. Француженка лишь пожала плечами – нужно, хоть и самое противное слово во всех языках мира, но, несомненно, важное. Да и самой ей нужно закончить все свои дневные дела и начать готовиться к предстоящей ночи.
Получив поцелуй от своего господина и дочь на руки, она подождала, когда он уйдет, и сама заторопилась в женскую часть дворца. Не сказать, что бы ее значимость и положение в гареме как-то поменялись за это время, но начавшую «поднимать голову» и немного властвовать француженку все почему-то не боялись, а лишь искали расположения. Ведь прекрасно знали, что сама она в фаворитки не стремилась, вообще должна была так и остаться одной из тысячи красавиц, принадлежать самому султану Амиру и, дай Аллах, танцевать для него, а тут вот как вышло – Зафира Султан, светлая душа, отправила ее танцевать для сына и он сам ее выбрал. А Зульфия просто потеряла голову от любви к нему, но он сразу же уехал, и ее приблизила Зафира, по просьбе сына. А после родилась Фаридэ. Никак, кроме как божьим проведением, это не назвать. Зульфия сам охотно в это верила и в своем окружении поддерживала эту версию. И сама не очень стремилась, ведь еще бабушка надвое сказала, каким будет ее завтрашний день: или у нее родится сын, выживет в этом змеином гнезде и станет наследником своего отца, тогда и она станет Валиде, или у Шеди раньше родится сын, и она окажется снова не у дел, или Зафир найдет кого-то еще... вариантов достаточно, можно перечислять и перечислять, но есть еще и день сегодняшний и сегодняшнее положение любимицы, и этим нужно пользоваться.
Она поужинала в своем ближайшем окружении, не приглашая Шеди к себе сегодня, покормила дочь и отправилась на намаз, после которого ее ждала баня и приготовления к хальвету. Отстояв всю молитву, девушка отдалась в руки калфы и начала вспоминать, как это было волнительно в первый раз. Она тогда даже и не представляла себе, как это будет происходить и вообще, что это такое. А вышло все, как вышло, да еще и как нельзя плодотворно, в прямом смысле. А Зафир стал для нее единственным мужчиной во всем мире, самым дорогим и любимым.
Когда ее вытерли насухо, она, улыбаясь дочери, которую укачивала няня, начала выбирать наряд. Ее гардероб за этот год очень пополнился, но нужно было выбрать что-то особенное. Она опять выбрала белое – во-первых, ей несказанно шел этот цвет, во-вторых, воспоминания, которые ей самой не давали покоя, и о чем она хотела напомнить Зафиру, да и покрой был очень удобен, особенно для любимого – минимум застежек, и ткань приятная на ощупь. Из украшений оставила его перстень, перстень, подаренный Зафирой за рождение Фаридэ и полумесяц на цепочке на шее. Минимум, но сочетающийся в безупречный образ. Она улыбнулась своему отражению, заколов вспушенные распущенные волосы  с боков двумя заколками-капельками с изумрудами, отошла от туалетного столика. Накатило волнение, но очень приятное.
-Спокойной ночи, звездочка моя, - сказала по-французски, укачав дочь, а ага уже весь извелся, поторапливая ее. Она лишь улыбнулась ему, разрешив вести себя. Настоящий ребенок все же важнее будущих.
-Мой господин, - окликнула она его, входя в его покои, хотя ему уже сообщили, но она не видела, где он был, сразу склонив голову, не поднимая, пока он не подошел. Наклонилась, поцеловала подол его халата, выпрямилась и улыбнулась любимому.
-Наконец-то, мой господин.

+1



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC