Блеск и величие Востока. Золотой Султанат.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Блеск и величие Востока. Золотой Султанат. » Архив ненужного » Большой пир в честь победы


Большой пир в честь победы

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Время действия:
12 июня 1396 г., вечер и ночь (по обычаям Востока пиршества и праздники происходят после заката)
Место действия:
Бурса, султанский дворец
Участники:
Желательны все, в первую очередь члены династии
Сюжет:
Вот и долгожданная победа, мир, пусть и временный, наступил. В султанате воцаряется мир, государство процветает. Сегодня дворец открыт для всех, накрыты столы, прибыли иностранные гости... Заключаются договоры, приехал наследный принц Аравии - словом, в султанате большие события... Во дворце пир, и на этом пиру много чего происходит..

0

2

Эти дни в Бурсе царило большое оживление, город был похож на потревоженный муравейник. И было отчего. Султан Амир буквально только что взял последнюю цитадель крестоносцев, в этой осаде блестяще себя показали полководцы и воины султаната, заставив коменданта крепости капитулировать и выкинуть белый флаг прежде, чем конница султана ворвалась в город, рубя саблями всех, кто был застигнут с оружием в руках. Вскоре был подписан мир, выгодный как для султаната, так и для Европы, хотя Рим выступил с резкой критикой этого соглашения, для фанатика-Папы мир с неверными – это оскорбление Господа и Св. Церкви, т.е кощунство, но европейские государи, вельможи и простые люди устали от войны, и только приветствовали мир, позволивший им вернуться на родину и заняться восстановлениями, которые принесли Европе эти совершенно безумные крестовые походы. Пусть мир был временный, но в нем нуждались все.
Так что султан Амир и его армия с триумфом вернулась в недавно основанную столицу Османского султаната, везя с собой трофеи(оружие, коней, и т.д), и бесчисленное количество пленных. Въезд в город представлял собой блестящее зрелище, улицы были наводнены зеваками, смотрящими, как султан во главе огромной процессии въезжает на коне в город, а следом за ним его брат Джафар и его сыновья. А затем военачальники и остальная армия, в положенном порядке.
В честь этого события во дворце был устроен большой пир, который должен был продлиться несколько дней. В трапезной накрыты столы, слуги и рабы разносят лучшие яства Востока и Европы, дворец открыт для желающих, при том, что обычно охраняется строго.
Для верхнего гарема это большая радость. Именно обитательницы верхнего гарема имеют право сидеть за пиршественным столом рядом с султаном, да еще с открытыми лицами, которые они закрывают только при выходе в город. Это валидэ-султан(мать султана Махидевран) и его любимая жена Зафира. Остальные, те наложницы, среди которых султан и его брат или сыновья могут выбрать себе женщину на ночь, тоже присутствовали на всех торжествах, но лица их были закрыты. Женщин, даже избранных, строго охраняли евнухи. И даже отвергнутые или нежеланные обитательницы нижних этажей гарема(прислуга) могли одним глазком глянуть на пиршество, и даже отведать яств, отпущенных им милостью султана.
Рядом с султаном(даже его мать и жены сидели в некотором отдалении, в окружении прислуги и евнухов) сидел его брат и сыновья, а также лучшие вельможи государства, визири и полководцы, в том числе в первую очередь Амальрик, которому не доверяло окружение Амира в силу происхождения полководца, да и по куче других причин, но который завоевал его доверие в последней войне. А также на пир были приглашены дипломаты других стран, султан хотел произвести на них впечатление роскошью дворца, пира, показать им лучшее в восточных нравах и доказать лишний раз бессмысленность войны и все выгоды мира. В первую очердь это касалось высокого гостя - наследного принца Аравии Гассана, которому султан отдал в жены свою любимую дочь Амиру.
И собственно, пир был только началом большого торжества... На котором многому предстояло произойти...

+4

3

Зафира стояла в одной из башен дворца, куда допускались женщины, рядом с ней были Зульфия, Шади, Амира с Алией. Султанша едва заметно улыбалась, хотя на душе было не спокойно до тех пор, пока она не увидела рядом с султаном Зафира, своего сына. Дамир писал, что Шехзаде был ранен на поле битвы, и это едва не стоило им многого. Зульфия рожала в тот момент, а сама султанша лишилась чувств. Сейчас все беды и горести были уже в прошлом. Хатун держала на руках дитя наследника и нужно было лишь сказать ее отцу, что родилась девочка. Как султанша ни старалась убедить невестку в том, что Зафир будет любить ребенка не смотря ни на что, казалось бы, все было тщетно.
Когда процессия вошла во дворец, женщины спустились обратно в гарем. Зафира сегодня одела одно из своих самых красивых платьев, скрыла лицо под полу прозрачной вуалью, а в волосах ее была диадема, которая по красоте уступала только украшениями Валиде-султан, как и полагалось.
- Нет, другое!
Султанше не понравилось платье, в которое одели ее любимую дочь. Сегодня на пир прибудет ее жених, поэтому она должна явно выделяться.
- Вот это, золотое.
Когда они наконец заняли свои места на пиру, Зафира, сжимая шелковый платок, только и ждала, когда все это закончится. Она сможет остаться наедине с сыном и сможет прийти к мужу после. Долгая разлука казалась для нее вечностью, а пир теперь мучительным ожиданием. Никакие угощения и никакие развлечения не обратили на себя внимание Султанши. Если бы между ними не было Валиде-Султан, Зафира могла бы тихо поговорить с Амиром, сказать ему, как сильно тосковала она без мужа, и как ее материнской сердце едва ли не разбилась на тысячу кусочков, узнав о беде, приключившейся с сыном. Но она давно не была юной девой и сейчас взирала на все происходящее с внешним спокойствием, достойным жены султана.

+5

4

Крепко держа в руках их с Зафиром дочь, согласно своему статусу и положительному расположению к ней Зафиры-Султан, Зульфия стояла практически рядом с ней, чуть в отдалении от ее дочерей. С рождением у нее самой дочери она приобрела более высокий статус, к тому же, ее ребенка признали членом династии, то есть, дочерью Шехзаде и автоматически маленькой султаншей со всеми привилегиями. Сейчас самой важной задачей Зульфии было сбережение этой маленькой хрупкой принцессы, что связала ее судьбу и ее любимого господина. Дочь родилась очень похожей на отца, но Зуля нашла в ее внешности и много черт бабушки, что не могло ее не обрадовать, ведь за все время ее пребывания в гареме именно Зафира стала для нее эталоном настоящей правильной восточной женщины. В ней всего было в меру, и о такой золотой середине, благодаря которой у Султанши практически не было врагов и было огромное количество союзников, можно только мечтать.
Поцеловав свое дитя в лобик, Зульфия подняла глаза, пытаясь увидеть как торжественная процессия входит во дворец, разыскать там взглядом его, единственного, встречи с кем так ждала и так боялась. И оправданно, надо сказать. И сколько бы уважаемая Зафира-Султан не говорила ей, что это все не важно, что он полюбит ребенка просто потому, что это его ребенок, Зульфия все равно боялась.
По знаку Султанши женщины разошлись в стороны, Зульфия поклонилась и спросила разрешения удалиться в свои покои, чтобы переодеться для выхода на пир. Подозвала Амину, что ждала ее на выходе из покоев госпожи, и две женщины поспешили скорее в скромные комнаты любимой жены Шехзаде, чтобы как можно лучше подготовить ее к встрече с господином.
Ее наряд уже был приготовлен с раннего утра и дожидался своей очереди на кровати. Большого труда облачиться в него не составило, проблема пока была с прической: Зульфие хотелось сделать такую, как любит Зафир – с распущенными локонами, но церемониал требовал строгости. Сошлись на том, что угодную ей прическу прикроют головным убором и все будет выглядеть прилично и соответствующе.
Служанка только-только закончила ее прическу, как под дверями подал голос Авад:
-Поторопись, госпожа! Все уже собрались наверняка!
Зульфия лишь улыбнулась, мягко убрав руку Амины от себя. Затем встала, провела руками по округлости лица, заправляя выбившуюся прядку. Ее наряд выгодно подчеркивал все красивые части ее дела. Важно сказать, что за время беременности Зуля как-то непостижимо не набрала особо много лишних килограммов, тело ее лишь приобрело соблазнительные округлости, которых ему не особо хватало ранее: грудь округлилась, стала более плотной, увеличилась немного, бедра тоже стали отличной формы. Да и сама она с рождением дочери словно расцвела.
-Погоди, Авад, погоди… ничего не будет такого страшного, - закончив с собой, она направилась к колыбельке дочери, которая сладко спала после плотного ужина.
Поцеловав доченьку в маленький носик, уверенная, что Шеди присмотрит за ней, девушка поспешила вон из своей комнаты, торопясь за евнухом на пир.
Оказавшись на пиру, держалась позади евнуха, выбирающего ей место. Сейчас она по своей значимости имела, читай, статус любимой жены, поэтому оказалась чуть поодаль от Баш-кадине, а рядом был Зафир.
Это Зафир? Этот возмужавший, крупный, мускулистый мужчина – Зафир? Аллах Великий, как же он изменился! Если бы не что-то внутри, что тянет  ее к нему, то она бы ни в жизни не признала в нем того юношу, к которому попала после своего танца для него. Зафир… По телу разлилось благоговейное тепло от одного его имени, от осознания, что он здесь, он жив и может призвать ее.
Подойдя к Баш кадине, девушка почтительно поклонилась и поцеловала подол ее костюма.
-Приветствую Уважаемую, - выпрямилась, потупив взгляд, и потом направилась на положенное ей место.

+5

5

Хамам. Вот, что интересовало Зафира с дороги. Не встреча с Валиде или Зульфией, а возможность вымыться от пыли дороги и всего того, что произошло на войне. Он стал мужчиной, тем, который держит свою саблю ровно и разит ею врагов. Он получил практику участия в военном совете, наравне в Пашами, и пара его советов были приняты во внимание во время взятия крепости. И он обзавелся долгом перед своим братом, который спас его жизнь, когда Зафир был ранен. Именно Дамир первым заметил происшествие и призвал еще больше янычар, чтобы они окружили Шехзаде. Теперь младший брат был чуть ли не самым важным членом его семьи, потому что сделал то, что сделал бы не каждый Шехзаде на его месте. Зафир повел плечом, замечая, что после очередного прихода лекаря, рана его совсем не беспокоит. В зал вошли женщины, Зафир едва заметно нахмурился, Зульфии среди них не было, но она появилась немногим позже, и он едва заметно улыбнулся, завидев ее. Она тоже изменилась за это время, но в лучшую сторону. Он слышал, как она поприветствовала Валиде, видел как опустилась поодаль от нее, но на достаточном расстоянии, чтобы это стало препятствием для разговора. Но он вернулся, времени у них будет еще предостаточно. Официальный праздник нужно было просто высидеть, а потом ... потом ему нужно было познакомиться с дочерью. Да, он уже знал, что это Зульфия родила дочь, такие секреты долго держать в тайне не получается.
Сегодня должно было произойти много разнообразных событий. К ее сестре приедет свататься жених. Амина, она была ребенком, когда они виделись в последний раз, а теперь она - юная девушка, и скоро будет праздноваться ее свадьба.
Дождаться конца пира или момента, когда можно будет уйти. Женщин отпустят раньше, чтобы мужчины могли обсудить какие-то вопросы, в которых женщинам делать ровным счетом нечего. А потом он либо прикажет принести ему дочь, либо придет в покои Зульфии сам. Второй вариант ему казался более приемлемым. Ведь когда ее не было рядом, он был полностью увлечен сражениями и тактикой ведения войны, но как только он увидел ее, былые чувства вспыхнули вновь.

+5

6

Лина Султан с нетерпением и волнением ждала вечера. Возвращение Повелителя ярким солнечным светом озарило жизнь дворца и всего государства, наконец-то наступил мир. Улыбки, радость и смех наполнили коридоры, казалось, что теперь непременно все печали пройдут и наступит покой и счастье. Лина понимала, что вряд ли ей удатся даже обмолвиться парой фраз с братом, но возможность видеть его живым и здоровым делала ее невероятно счастливой. Она смотрела в зеркало на собственное отражение со смешанными чувствами: с одной стороны, ей хотелось бы встретить Повелителя так, чтобы, глядя на нее, он порадовался, а с другой, впервые за долгое время она позволила себе снять черное платье, сменив его на темно-синий наряд. Голову Султанши украшала скромная, но искусной работы диадема, а волосы, собранные в аккуратную прическу, покрывал шелковый платок в тон платью. Вскоре, благодаря ловким рукам любимой и самой преданной служанки Бешгюль-хатун, Лина Султан была готова к выходу в праздничный зал. Ее сопровождала дочь Асиля - нежное, прелестное создание 16 лет от роду. Девушка была примером красоты, ума и почтительности, главной отрадой матери. За то время, что длился поход Султана, девочка превратилась в юную девушку. Немудрено будет, если Повелитель и его Шехзаде не узнают малышку Асилю, как ее всегда ласково называли. Лина Султан внимательным взглядом окинула хрупкую фигурку дочери и одобрительно кивнула:
- Ты очень красива, Асиля! Ты стала совсем взрослой. Дабы не смущать своей красотой мужчин, что будут присутвовать на празднике, закрой лицо платком. Если Повелитель пожелает увидеть тебя, тогда снимешь. До того момента не показывай лица. Береги свою красоту для того, кто действительно будет ее достоин.
Нежно коснувшись щеки дочери, Лина подала ей знак следовать за ней и вышла из покоев. Проследовав по коридорам дворца, они вскоре оказались у дверей зала, за которыми уже начался праздник. Невысокого роста, но с неизменно величественной, прямой осанкой прошла Султанша по залу и остановилась перед Валиде Султан, приветствуя ее. Грациозный поклон и уважительная улыбка - несмотря на сложности во взаимоотношениях, Лина с глубоким почтением относилась к Валиде. Тепло поприветствовав Зафиру, любимую жену Султана, Лина заняла свое место за столом, не забав одарить доброй улыбкой Зульфию - любимицу Шехзаде Зафира. Девушка любила наследника, Султанша чувствовала это, поэтому и относилась к ней доброжелательно. Может, все изменится, если Шехзаде заинтересует другая девушка из его гарема, но Лина надеялась, что Зульфия сможет достойно выйти из этой ситуации, не уронив собственного достоинства.
Лина Султан с радостью в сердце ожидала появления Повелителя, изредка отвлекаясь на разговор с Асилей и другими гостями.

Отредактировано Лина Султан (2014-07-13 20:37:03)

+2

7

Как бы люди не умоляли Аалаха забрать всю боль и печаль из их жизней, все было тщетно. Разочарование настигало  и будет настигать, будто бы незваная гостья, которая самовольно приходит в наши дома и становится хозяйкой. От нее сложно избавиться, иногда, есть только один выход - смириться. Возможно, Всевышней таким образом преподает нам ценные уроки. Мы - все его ученики, его верные рабы, и не важно, каков твой титул, падишах или раб. Здесь все равны. Мы приходим с пустыми руками, имея лишь только тело и уходим с тем же, оставляя все мирские богатства и людей здесь, на земле, доживать свой срок.
В покоях Валиде - Султан наложницы суетливо помогали собраться своей светлой и прекрасной госпоже, первой женщине гарема и Османской империи. Сегодня был особенный день - члены правящей династии соберутся на семейном торжестве. В ближайшее время султанат ждут большие перемены, своим присутствием почтит и аравийский шехзаде.
- Хасна, - Валиде позвала свою служанку,- Принеси мне зеркало.
Когда сборы султанши подошли к концу, она внимательно изучила свое отражение в зеркале, дабы убедиться, что выглядит она безупречно, ибо она является главной госпожой огромной империи, ее лицом.
Подобрав подолы длинного и шикарного платья, женщина, в окружении своих верных наложниц отправилась в главный зал.
Яркий свет и блеск дамских туалетов ослеплял. Женщины династии были восхитительны. В каждой из них была своя изюминка, все они выделялись тонким станом и необыкновенной грацией, будто бы не шагали, а плыли, нежно и плавно.
- Дорогу Валиде - Султан! - крикнул один из страж. Слуги расступались в разные сторону, освобождая дорогу своей главной госпоже.
Махидевран искала среди собравшихся своего сына. Из-за того, что он посвящал самого себя и все время на султанские дела, мать практически не видела своего сына. И безумно скучала. Султанше хотелось расспросить Повелителя о его делах, самочувствии и дальнейших планах.
- Мой дорогой Повелитель. - губы Валиде сложились в нежной улыбке. - Этот пир - прекрасная возможность собраться всей семье. Нам этого давно не хватало. - в начале вечера темноволосая женщина не стала засыпать сына материнскими вопросами, предпочитая отложить "на потом", а начала она со светской беседы, которая как нельзя лучше вписывалась в общую атмосферу.
- Зафира, - султанша легким кивком поприветствовала любимую супругу Амира, которая сегодня была особенно хороша.
Пожалуй, самым лучшим для Валиде было - находиться около своей семьи, особенно, в такой радостный день, когда на весь гарем раздаются веселые песни, а умелые танцовщицы радуют своими плавными движениями в такт восточной музыке.
Госпожа взяла в руки серебряный кубок, наполненный до краев прохладным шербетом.
О, Аллах, позволь нам и дальше собираться таким составом. Дай моим детям долгих и счастливых годов жизни. Аминь.

+2

8

Победа. Гудела Османская империя, гудела столица, гудели дворец и гарем. Евнухи рассказывали, что улицы Бурсы словно долго ждущие жены и любимые сбросили свои простые наряда и нарядились в самые изысканные, дабы встретить своих мужчин, своих победителей. Амире очень бы хотелось посмотреть на это зрелище, но приходилось довольствоваться только рассказами. Сердце ее истосковалось по отцу и братьям. Каждый день она молилась Аллаху, чтобы он уберег их и чтобы даровал победу. Особенно сильно молилась, когда стало известно о ранении Зафира. Она помнила, как сжалось тогда ее сердце, как приходилось поддерживать мать, хорошо что рядом были Зульфия и верная служанка матери Шеди. Удел женщин ожидание, томительное и невыносимое. Иногда Амире хотелось бы самой лучше оказаться в гуще войны, чем томиться в неведение. Ожидание стало особо невыносимо, когда ей сообщили поистине печальную новость - что отец пожелал отдать ее в жены шехзаде Аравии. Амира все еще не верила, что ее отец, ее мудрый и прекрасный отец, что с первых дней всегда был с ней, говоривший ей в детстве, что никогда не пойдет против ее сердца, тот, кто жизнь ей подарил, был готов эту жизнь перечеркнуть. Она хотела поговорить с отцом, заглянуть в его глаза и просить, чтобы он отменил эту помолвку. Можно сказать, что пока его не было,  невеста кое-то увечье получила, да что угодно.
Но сегодня все же был радостный день, если не считать, что известие о приезде шехзаде Гассана стало для нее как гром среди ясного неба.  Они стояли с матерью, сестрой и Зульфией в одной из башен, дабы увидеть прибытие их мужчин. Улыбка засияла на губах Амиры, когда она их увидела. А братья так возмужали, настоящие османские львы и отец как всегда величественен и производит впечатление той силы, что способно вершить судьбы всего мира. Как же ей хотелось обнять братьев и отца, расспрашивать Зафира обо всем, что он видел. Она лишь могла мечтать о том, чтобы увидеть мир, поэтому всегда с интересом беседовала с братьями.
И вот она стоит посредине комнаты. Теперь даже наряд за нее будут выбирать. Амира чуть хмурится. А ей нравилось ее изумрудное платье, но Валиде решила, что дочь должна быть как сундук монет и сиять золотом. Амира не спорит, решив, что не будет никому сегодня портить праздник. В былые времена она бы с легкостью и улыбкой приняла мнение матери. Однако теперь во всем словно видела желание ее повыгоднее вручить какому-то шехзаде пусть и Аравии.
И в скором времени ее наряди в золотистое платье, волосы локонами ниспадали с плеч. Голову украсили диадемой, что держала платок, краем которого она прикрывала лицо. Изящно и без излишеств.
Двери в зал отворились и они вошли во внутрь, поприветствовав отца и братьев, женщины расположились чуть поодаль от мужчин. Казалось, что и не было этой долгой разлуки. Сердце наполнялось радостью и одновременно грустью, стоило только представить, что она уедет отсюда и возможно никогда не увидит своих родных. Но нужно было развлечь себя беседой, и она щебетала со своей сестрицей Алией, что умела вызывать улыбку.  Амира с интересом наблюдала за гостями, среди которых были послы из дальних стран, о которых она только читала. Гости все прибывали. А за женским столом теперь уже были и ее бабушка - величественная Махидевран Султан, была и тетушка Лина, что сбросила свое черное одеяние и поменяла его на темно-синее, была и ее сестрица двоюродная Асия, сидела и Зафира, что почти не отводила взора от брата Амиры. Султанша едва слышно вздохнула. Она с детсва мечтала о любви, видела эту любовь, но и видела, как порою страдают обитательницы гарема, потому всегда радовалась тому, что ей не грозит подобная участь. Что ж не стоило зарекаться.
- А вон у того посла нос напоминает перезревшую сливу, - шепнула ей на ушко Алия, - словно угадывая мрачные мысли сестры и решив ее развеселить. Амира улыбнулась, потому что излишний смех и тем более громкий уж точно не приветствовался на подобных праздниках.
- Интересно откуда он? - размышляла Амира, глядя скорее на наряды и жесты чужеземца. Ей всегда были интересны и традиции других народов, даже неверных, за что ее иногда журили.  За беседой с сестрой и другими членами династии она позабыла о  мрачных мыслях, просто наслаждаясь праздником, что только начинался. Глаза ее сияли радостью.

+1

9

- Внимание! Шехзаде Гассан хазретлери и Самия Султан.
Конечно османская династия была предупреждена о том, что аравийский Шехзаде приедет на собственную свадьбу с сестрой. Младшая дочь Аравийского султана была любимой всеми и отказать девушке в подобной просьбе было сложно. Да и Гассану нужен был родной человек рядом, вот только была еще одна причина. Так как юная Самия смогла приехать на свадьбу, она могла взять в Бурсу и свою свиту из трех девушек, одной из которых была Нисайем. Таким образом Шехзаде не рисковал обидеть османскую султаншу тем, что взял на собственную свадьбу свою любимицу. Та тоже упросила его взять ее вместе с Самией. Сестре не было скучно в дороге, и она могла вести разговоры с приятной для себя Нисайем.
Двери отворились, и Гассан шагнул в зал. Из всех присутствующих на пиру он видел только султана, так как несколькими часами ранее удостоился аудиенции и короткого разговора. Те, кто встал и поклонился были ему не интересны. Он обвел взглядом импровизированные столы и подошел ближе, поклонившись султану и его семье. Чуть поодаль от Амира на стороне женщин сидела весьма царственная особа, в которой можно было узнать мать султана, она пытливо изучала Гассана, что и не удивительно, ведь за него придется отдать любимую внучку. Рядом с ней по всей видимости сидела жена султана, известная любимица, родившая ему нескольких детей, но она сидела после сестры султана, что было понятно традициями. Юные девушки сидели тут же. Две из них – почти одинакового возраста, сложно было понять, кто из них дочь султана и его жены. Но ответ пришел тут же, помогли традиции. Та, что сидела рядом с женой султана и была Амирой.
- Султан Аравии шлет подарки великому правителю в честь его блистательной победы.
Слуга тут же вынес саблю, украшенную драгоценными камнями и встав на колени, протянул ее султану.
- Да подарит всевышний Вам долгих лет жизни и новых побед, султан Амир.
Гассан держался достойно, ничем не выражая легкого волнения, только интерес.
- Чтобы показать подарок, достойный султанши, позвольте нам подойти к окну. Кроме тех подарков, которые, если будет позволено, слуги отнесут в покои султанши, у меня есть для нее еще один.
Кажется, они ожидали драгоценные украшения, ткани и прочие женские радости, которые безусловно будут, так как слуги продолжали держать в руках два тяжелых сундука. Гассан жестом указывает на окно, куда султан и его дочь могли бы подойти. Там конюх Шехзаде держал под уздцы прекрасную лошадь, черного цвета. Она нетерпеливо постукивала копытом. Конечно, семья Шехзаде провела некоторое расследование, чтобы узнать, что любит юная Амира Султан.

+2

10

Время в пути тянулось слишком долго, как будто, кто-то, специально расстроил песочные часы, песчинки в которых сыпались все медленнее и медленнее. Новые мили давали лишь тяжелую усталость, которая грузом ложилась на тело, и не хотела уходить. Но не только долгая дорога была причиной всех печалей, на самом деле все было глубже и серьезнее.
Эта дорога была для нее подобно мучительным пыткам, ведь они ехали на пир, на котором шехзаде Гассану представят османскую султаншу Амиру. Это известие стало для нее настоящим испытание, венецианка стала хуже спать, все мысли были заняты только предстоящим торжеством. Сколько боли и переживаний было выпито? Много. Любимая наложница аравийского наследника изо всех сил скрывала боль, которая уже долгое время душила ее. О, Аллах, за что ты уготовал мне такие мучения? За что? Чем провинилась твоя раба?
Нисайем знала, сколько яда было вылито на ее имя завистницами, которые щедрыми горстками отпускали ей в лицо свои ухмылки со словами: "Скоро во дворец придет настоящая госпожа, по рождению! Даже твое милое личико ничем тебе не поможет. Быстро султанаша укажет тебе место, Нисаейм - Хатун!" На эти слова, урожденная Венетто лишь гордо улыбалась, не позволяя этим рабыням себя ранить. Но на самом деле, девушки гарема были правы. В Венеции я была дочерью уважаемого купца, а кто я здесь? Рабыня? Ну уж нет! Я родилась гордой венецианкой, ею я и останусь! Меня никто не сломит. Держаться ей помогали мысли и воспоминания о шехзаде Гассане, который дарил ей свои ночи вместе с ласками и страстью. Пожалуй, только это своеобразное лекарство помогло ей смириться и пережить дорогу, а также сестра наследника Аравии - Самие Султан, которая была очень любезна и мила, а ее образованность послужили залогом хороший беседе в дороге с Нисайем.
Перед тем, как отправиться на торжество, венецианка привела себя в порядок, отражение в зеркале не радовало, а собственная красота будто бы портила все настроение.
Зал, пышно украшенный и устланный лучшими персидскими коврами блистал и заставлял наслаждаться его великолепием.
Далее, крещенная в католической церкви, под именем Джульетта, девушка принялась тайком осматривать женщин - самых великих и властных, тем, кто стоят после падишаха.
Первой, кто привлек внимания, была средних лет женщина, на голове которой находилась корона, щедро усыпанная драгоценными камнями. Наверное, это Валиде Султан. Главная женщина Османской Империи была облачена в шикарное платье, которое подчеркивало ее ровный и тонкий стан. Над ней время не властно. Нисаейм, когда словила на себе взгляд госпожи, лишь почтительно склонила голову и перевела взгляд. Рядом сидела молодая женщина и прекрасная женщина, с цветущей красотой и прекрасным ликом. Баш - Кадина Зафира Султан.
А также, две юных и очаровательных султанши, кто из них будущая жена шехзаде, Нисайем не знала.Как попадется удачный случай, я, непременно, узнаю это у Самие Султан.
Фаворитка аравийского наследника на престол держалась гордо, не теряя собственного достоинства, при этом, иногда отправляя свой взгляд к столу султанщ. Себя она считала ничуть не хуже них, ибо знала, что все что есть у них - имеется и у нее, Нисайем: красота, ум, а также, знатное происхождение, пусть и с других земель, венецианских.
Настанет и мое время, когда моя корона будет ослеплять всех своим блеском, а я стану главной женщиной гарема! И никто мне не помешает. Раз уж Госпожа Судьба распорядилась отправить меня в гарем к шехзаде, то и жить я в нем буду не как рабыня, а как султанша. В моих венах течет венецианская кровь, а я все также являюсь Джульеттой Венетто, той, которая не сдается! О, Аллах, благослови меня. Благослови меня свою верную рабыню Нисайем.
Но гордую венецианскую девушку ждало разочарование, как оказалось, присутствовать на самом пиру наложницам не разрешалось, им следовало немедленно покинуть стены и вернуться к османским рабыням в гарем, дабы продолжить празднование там. С такой расстановкой Венетто была в корне не согласна, но в самом деле, не спорить же ей с Османской Династией!
Нисайем склонила голову перед своей госпожой Самией Султан и покинула пир, возвращаясь с рабынями в гарем.

Отредактировано Нисайем (2014-07-21 13:03:43)

+2

11

Свернутый текст

из-за лоу султана пишу следующая

- Валиде-Султан.
Зафира чуть склонила голову. Валиде была единственной женщиной во всей империи, перед которой Зафира склоняла голову в знак почтения. Тоже, конечно, она делала и для сестры султана, но с той они давно уже были в таких дружеских отношениях, что порой были удивительны для члена династии и любимицы султана, а потом и его жены. Видеть на пиру своего сына живого и здорового спустя столько месяцев было настоящей наградой. Зафира понимала, что сегодня у ее льва будет много забот, в том числе и знакомство с дочерью. Зульфия прямо-таки излучала нетерпение, но об этом они поговорят позже. Лина Султан оказалась рядом с Баш-Кадиной, что было довольно частым явлением в рассадке гостей женской половины, и Зафира не удержалась, чтобы ни накрыть ладонью ладонь своей подруги. Даже несмотря на то, что мужчины вернулись из похода с победой, одному юному сердцу было не до беспечной радости. Амира, младшая дочь султана сидела рядом со своей сестрой, как громом пораженная. Конечно, она была рада возвращению отца и братьев, но вместе с их возвращением к ней пришла другая напасть - приезд ее жениха. И словно прочитав мысли султанши, слуга выкрикивает о прибытии Шехзаде Гассана. Зафира поднимает глаза на вошедших. Шехзаде, как и говорили, был весьма красивым юношей, вместе с ним была и его сестра-султанша, что держалась прямо-таки по-королевски. Совсем еще юная, возраста примерно, как и Амира. Династия Аравии несомненно была весьма привлекательной. Лишь бы только сестра Гассана не украла сердце ни одного мужчины в этом зале, особенно сердца его двух львов. Дамир был очень влюбчивым, а девушка, которая вскоре покинет султанат, не должна разбить его сердце.
Султанша внимательно следила за подарками, которые Шехзаде преподносил Амиру, но потом пришла очередь юной Амиры Султан. Зафира бросила короткий взгляд на Повелителя, а потом перевела его на свою дочь, коротко кивнув ей. Султанше и самой хотелось посмотреть, что это за диковинный подарок приготовил дочери жених, но приняла решение остаться на своем месте.

Отредактировано Зафира (2014-07-21 14:17:34)

0


Вы здесь » Блеск и величие Востока. Золотой Султанат. » Архив ненужного » Большой пир в честь победы


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC