Блеск и величие Востока. Золотой Султанат.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Блеск и величие Востока. Золотой Султанат. » Архив ненужного » Счастье маленькой семьи


Счастье маленькой семьи

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Время действия: после торжественного пира в честь победы
Место действия: покои Зульфии
Участники: Зульфия Хатун и Шехзаде Зафир
Сюжет: самое великое счастье, когда рядом тот, кто нужен тебе, и кому нужен ты...и ваше маленькое совместное счастье...

0

2

Вихрем ворвавшись в свои покои, женщина жестом подозвала служанку, наказав ей приводить себя в порядок.
-Я должна выглядеть достойно для своего господина, постарайся, Амина! – сама открыла шкатулку с украшениями, снимая надетые для пира и выбирая что-то подходящее для встречи Зафира. Вспоминая их первую ночь, отметила, что тогда в основном был украшен наряд, а на ней была лишь цепочка с кулоном, ну и потом его кольцо. С нежностью взглянув на рубин в золоте на своем указательном пальце правой руки, Зуля лишь улыбнулась. Чтож, ничего нового, нужно ему лишь напомнить обо всем… Отодвинула шкатулку, сложив туда серьги и кольца, что сняла с себя, надев лишь одно кольцо на левую руку – подарок его матери за внучку. На шее оставила лишь цепочку с кулоном- полумесяцем, а в волосы, что ей сейчас тщательно расчесывала служанка, приняла решение собрать с правой стороны заколкой, а так вольготно распустить по плечам и спине.
-Надеюсь, мне принесли теплой воды? – немного грозно посмотрела на служанку, зная, что та вполне могла забыть об этой важной вещи. Но нет, собрав расчесанные волосы госпожи в некий нетугой узел на ее затылке, девушка пригласила ее за ширму, где она обычно одевалась. Там стоял на треноге медный тазик с теплой водой, куда налили немного розового масла – любимого благовония Зули. Там она разделась, позволила себя хорошенько обмыть, вдыхая благодатный запах роз. После ее так же натерли розовым маслом. Теперь выбор стоял за одеждой. Гордая своими новыми округлыми формами, девушка выбрала темно-синий открытый наряд, щедро расшитый серебряными и золотыми нитями с немногими маленькими драгоценными камушками. Одевшись, с наслаждением распустив узел из волос, потряся немного головой, подошла к туалетному столику, чтобы взять заколку. Убрав волосы, подошла к дочке, что уже проснулась и сидела на руках у своей няни.
ы можете быть свободны, и до завтрашнего обеденного намаза можете меня не беспокоить, - забирая на руки дочку, сказал она обеим девушкам и те с поклоном удалились.
Представляешь, мое сокровище, сейчас ты впервые увидишь своего любимого папу. Он тебе понравится, как и ты ему, моя радость… - придерживая ее головку, начала ее слегка покачивать, улыбаясь в ответ своей малышке, что начала смешно сучить ручками в воздухе. – Он у тебя настоящий красавец, ты точная его копия… Он сильный, смелый… и полюбит тебя, родная, - целуя ее в лобик, все еще улыбаясь, старательно отгоняя мысли о том, что Зафиру может не понравиться их дочь. И о своей вине. Вине, что не родила сына… Сына… маленького принца, которого он тогда так хотел… а она опозорилась… Не смогла…
Теснее прижав дочь к себе, взяла ее любимую звенящую игрушку и стала играть с ней, пока не открылась дверь в покои и она не встала, чтобы поприветствовать отца своего ребенка почтительным поклоном, еле-еле удерживая извивающуюся принцессу в своих руках.
Он подошел к ним, за его спиной Зуля не заметила никого.
-Господин, твоя дочь… - протянула ему улыбающегося младенчика, что уже во все глаза изучала главного мужчину своей и маминой жизни.

+1

3

Прошло уже достаточно времени с того момента, как женщины покинули пир. Шехзаде удалился с позволения султана, минуя свои покои и направляясь в гарем. Сейчас здесь уже было тихо, девушки по всей видимости собирались ко сну, а Валиде Султан принимала у себя самых близких. Зульфийе, как матери новорожденного ребенка, видимо, полагалось отдыхать. Ей не сообщили о его приходе, хотя Зафир знал, она будет ждать, пока не уснет. Шаг, еще один, по знакомым коридорам к незнакомым покоям, которые выделила для наложницы его мать, когда выяснилось, что Зафира ждет ребенка. Она написала ему письмо об этом, и оно застало его еще в пути. Наследник был невероятно рад этой новости. Они так мало провели времени вместе, но наложница сумела обремениться, и получить благословение его матери, отдельные покои и даже несколько рабынь в услужение.
Шехзаде отворил двери и вошел в покои своей наложницы, он застыл на мгновение. Она присела в поклоне, а на руках ее был младенец, девочка. Не долгожданный сын, а султашна. Та, что не принесла ему укрепление в позиции престолонаследия, а подарила лишь счастье гарему в виде госпожи. Он непроизвольно нахмурился, подходя ближе и осторожно беря на руки ребенка. Девочка уже могла по всей видимости различать людей и была как раз в той стадии развития, когда ребенок уже во всю улыбается, плачет, смеется и хватает своими пальцами все, что попадается под руки. Шехзаде поправил белоснежную рубашку, в которую была одета султанша, и та, воспользовавшись моментом крепко схватила его за палец. Зафир непроизвольно улыбнулся, впервые с того момента, как зашел в покои. Он бросил взгляд на Зафиру, и та, кажется, испытала большое облегчение. Он словно пытался поделиться с ней этим неведомым чувством, обращая ее внимание на дочь, и на то, как та словно признала своего отца.
- Я нарекаю тебя, Фариде.
Он поднес малышку ближе к себе, шепча ей на ухо трижды ее имя, возможно новое, но он так решил.
- Пусть Аллах дарует тебе долгую и счастливую жизнь, моя маленькая султанша.
Зафир протянул руку к наложнице, позволяя ей подойти ближе и мягко поцеловал ее в лоб. Пускай она не подарила ему Шехзаде, она доказала, что способна родить, а значит сможет родить ему еще много детей. Казалось бы с их последней встречи прошла целая вечность, многое изменилось и в самом Зафире, не только внешне. И Зульфия не была уже настолько напуганной наложницей, которая перешагнула порог его покоев, поцеловала его одежды и оказалась в его объятиях. Они были тогда еще совсем юными.

+1

4

Смотря, как аккуратно Зафир взял в  руки дочь, Зуля прямо замерла, боясь пошевельнуться и разрушить этот благоговейный момент – видимо отец мгновенно попал под чары своей очаровательной малышки, что ничуть не боялась его, тянула к нему маленькие ручки и уже цепко схватила за палец. Девушка поняла, что вот-вот расплачется.
Сейчас она, правда, поняла, что обрела семью. Все ее страхи о негодовании Зафира улетучились сразу же, как он еще неуверенно взял на руки их дочь. Пока девочку звали Зафира, но, видимо, отцу стыло угодно дать ей новое имя. Тем лучше - сразу наладит с ней незримую связь, будет приходить и проводить с ней время и всему научится… Девушка стояла, сложив руки под грудью, не двигаясь, даже не дыша. Губы ее трепетали в безмолвной молитве-благодарности Аллаху, что любимый остался доволен их ребенком. Ну и что, что не наследник? Да снизойдет на нее милость Аллаха Всевышнего, Зафир не забыл ее и снова будет с ней, тогда она и подарит ему наследника, которого все так ждут от старшего Шехзаде.
Когда он бережно склонился над дочерью, произнося священные слова над ней, Зуля поняла, что слезы непроизвольно катятся по ее щекам, а глаза просто преисполнены истинным счастьем. Все еще не слишком дыша, она наблюдала за этими двумя, что словно старались слиться в одно целое, и понимала, что сейчас Фаридэ для Зафира лучше любого сына.
-Аминь, - закрыв рот ладонью, вошла в его объятия, открытые только для нее, позволила себе вольность приобнять его рукой за талию, крепче прижимаясь к нему, вдыхая его запах, вспоминая его, то, что хранила в памяти как самое дорогое и важное - их встречу, такую плодоносную, в прямом смысле. Как же я люблю тебя, дорогая! А как люблю твоего папу! Люблю вас обоих!!! Было ощущение, что она воспарит сейчас над миром, настолько момент был наполнен чистым семейным счастьем.
Ощутив прикосновение его губ к себе, в душе ее словно начали распускаться цветы, порхать птицы, она сама будто оживала после долгой спячки, прильнув к нему, главному мужчине в своей жизни, своему свету, опоре, счастью. Она была благодарна ему за все, за новую себя, за свою хорошую жизнь. Отдельное спасибо его матери, прекраснейшей женщине, но сейчас все ее мысли занимал лишь он один.
Подняла взгляд, увидев их с дочерью безмолвный диалог, улыбнулась, все роняя слезы радости на его грудь. Сейчас она была счастлива как никогда, ведь их маленькая семья воссоединилась. И не расколется больше никогда.
-Спасибо тебе за нее, Зафир, - впервые назвала его по имени, прошептала, соблюдая все волшебство момента,погладив рукой по щеке, улыбнулась, когда он повернулся к ней. – Спасибо… - сама невольно потянулась за поцелуем, глядя в его глаза взглядом любящей женщины, напоминая, что ждала его все это время и жутко по нему соскучилась.

+1

5

Он нарекал ей быть рядом с его матерью, пока его не будет во дворце, и она сдержала свое слово. Только вот обещание родить ему шехзаде не оказалось правдивым и не укрепило его позиции, как престолонаследника. Отец в любой момент мог сделать наследником Дамира, хотя это бы раскололо армию на две части. Таким рисковать было нельзя.
Зульфия прильнула к нему, и ощущать женское тепло было ему сейчас более, чем необходимо, особенно, чтобы доказать, что с ним сейчас все в порядке. Долгая поездка верхом порядком его утомила, хотя вино и еда за пиром помогли вернуть силу, но не до конца. Ранение хоть и немного беспокоило его, но не до такой степени, чтобы соблюдать постельный режим. Хотя на самом деле, оставаться в постели он мог прямо сейчас, и до самого утра. В самом деле это было немыслимо, но ... не против острых правил. Отдельные покои для наложницы, родившей ребенка, как раз существовали для того, чтобы султан мог оставаться в их покоях в священный четверг. Вот только Шехзаде султаном не был, и это правило на него не распространялось, но сейчас ему было все равно. Всегда можно сказать, что он утомился и попросту уснул, и свалить на лекаря, что тот дал сонную настойку.
И он поцеловал ее, вспоминая, какими мягкими могут быть ее губы.
- Уложи Фаридэ, у нее глазки слипаются.
Ребенок и правда засыпал, а это значит у них было около трех часов, пока она не проснется снова и не будет просить есть. Хриплый голос Зафира не терпел возражений, и когда Зульфия вернулась к нему, он потянул завязки ее расшитого халата, под которым была длинная струящаяся рубашка, и уронил его на пол. Позволив ей снять его кафтан, а за ним и нижнюю рубашку, он словил ее руки, которые потянулись к полосе на его груди и поцеловал ее пальцы. Совсем забыл, что выглядит это куда хуже, чем есть на самом деле.
- На войне мы получаем ранения, моя луна, и мне уже совсем не больно.
Врет безбожно, но разве это не удел храбрых, казаться сильнее, чем они есть на самом деле? Люди не вечны, ни султаны, ни шезаде, каждый день может стать последним для них. Такого мнения придерживался и Зафир. Он бросался в самую гущу сражения, не думая о последствиях, его окружали верные янычары, и благодаря брату и им, он остался в живых.

0

6

Хоть поцелуй и был довольно короток, но был нежен, мягок и желанен и ею, и им. После этого секундного проявления родителей друг к другу, папа вернул все свое внимание маленькой дочери. Зульфие это очень льстило - хоть Фаридэ и была очень похожа на своего отца, но карие глазки и слегка вьющиеся волосики на головке принцессы достались ей от неё. И пусть Зафир  никогда на ней не женится, может, и забудет, но часть неё всегда останется в их дочери, которую Шехзаде будет обожать всю её жизнь.
Вдоволь насладившись созерцанием своего папы, султанша приняла решение начать засыпать. Зуля лишь ярко улыбалась этой трогательной картине - папа и засыпающей доченькой на руках. Её любимые люди. И находиться сейчас рядом с ним, самым желанным и любимым на свете, было самым лучшим из всего, что только может существовать в этом мире. Он возмужал, даже можно сказать, повзрослел, она и так была ниже его почти на голову - ее макушка была на уровне чуть выше его рта, - а сейчас, когда его закаленное в битвах и походной жизни тело стало очень мускулистым, вообще создалось впечатление, что она теряется в нем, такая миниатюрная. И пусть! Я этого и ждала больше года! Его! И он здесь! Рядом! Самый лучший!
Подняла на него взгляд, бережно принимая дочь на руки, сначала не отходя от него, начала укачивать. Хорошо, что она покормила ее заранее, и все процедуры принцесса уже совершила, поэтому могла спокойно себе засыпать, чем и начала заниматься. Маленькие глазки, однако, не желали просто так закрываться, ища лицо отца. Зульфия тихо рассмеялась, запевая старую колыбельную на французском, которую пли еще ей, начиная качать чуть усердней. Через пару минут мать услышала равномерное сопение, поцеловала свое сокровище в лобик, удобно укладывая ее в кроватку, после развернулась обратно к Шехзаде.
Слова им были совершенно не нужны, они все поняли по взгляду друг друга, поэтому она сразу же оказалась рядом с ним, отдавая всю себя ему, слишком сильно истосковавшись по нему. Не отрывая взгляда от его лица, только чувствовала, что он делает, но получила безмолвный приказ помочь, ловко начав расстегивать все пуговицы его расшитого камзола. Боже, сколько их! Зачем? У меня и то меньше...
Скинув красивую ткань, оказавшись близко-близко к нему, прижалась грудью к груди, вытягивала заправленную нижнюю рубашку, покрывая его чуть приоткрытую грудь мелкими поцелуями. Раньше только Фаридэ была ее счастьем, солнцем, а сейчас он вернулся, пусть не только к ней, но вернулся, и это просто вскружило ей голову. Совершенно забыла, что по традициям должна быть спокойной и покорной, что мужчина все должен делать сам, но сдернула с него рубашку и поцеловала, жадно, требовательно, пробуя на вкус все заново, наслаждаясь этим. Руки ее, бывшие на его плечах, начали спускаться вниз, она мурлыкала в его губы от ощущения его рук на своем теле, но была остановлена им. Остановившись, непонимающе смотрела на него, пока целовал ее пальцы, и тут опустила взгляд на его оголенную грудь. Слезы сами покатились по щекам от запоздалого страха, что не случись чуда, то Зафира бы с ней сейчас не было – рана вполне могла быть смертельной. Потянувшись трясущейся рукой к нему, невидящими глазами смотря на розовую полосу шрама, бывшего раной. Из него уже вынули нитки и он должен был вскорости перестать быть свежим, зарубцевавшись, оставшись лишь сжатой полоской кожи, проходящей через всю грудь Щехзаде, напоминая ему о какой-то славной битве. Но это не была истерика, а лишь испуг, реакция ее, но она напугала этим Шехзаде.
-Нет! Со мной все в порядке! В порядке! - освобожденной рукой все же накрыла его шрам. - Это твое достояние, Шехзаде, знак твоей храбрости, доблести... а я... я волнуюсь. Я думала, что потеряла тебя, а тут осталось только это... - провела пальцем по всей длине шрама, уткнувшись лбом а его грудь, крепко прижимаясь к нему. Как же он был нужен ей все это время! Настоящий мужчина, поддержка, опора, защитник, лично ее... Хоть это "лично" и неосуществимо в принципе, но все же...
-Все будет хорошо... все будет хорошо, - задышала часто, успокаиваясь, что он не мог не чувствовать, ведь она была близко к нему, чувствуя его грудь своей, ощущая каждое движение, подняла на него взгляд, подняв руки и обняв его за щеки. - Я вся твоя... навсегда... забудь пока все, что было, оставь за дверью... я так соскучилась, - потянула его лицо на себя, сама встав на цыпочки, снова поцеловала его, крепко, как голодная, жаждущая его, его рядом, просто его. Его, направленно делая шажки в сторону кровати...

0

7

Она была конечно права. Ему стоило забыть о гневе отца, когда кровь его сына пролилась на поле сражения. Когда Янычары собрались вокруг плотным кольцом, защищая раненного Шехзаде. Каждый из них знал, что Аллах не простит им смерти наследника престола, и они выполнили все, что от них требовалось. Радость от победы он встретил в походной палатке, когда главный лекарь готов был практически привязать его к кровати. Несколько дней в бреду, и болезнь, которую они называли заражением крови, отступила. Султан позволил лекарям испробовать новое лечение, и оно дало результаты. Теперь полностью поправившийся Наследник вернулся в столицу во главе войска своего прославленного отца. Во дворце его ждала Валиде-Султан, его Валиде, и юная Зульфия, которую по его решению будут называть теперь султаншей. Он признал ребенка, столь похожего на него. По-другому и быть не могло.
Она плакала, лила слезы прямо на его грудь, оставляя его в полном недоумении. Но когда прекратила и повела его к кровати, он испытал настоящее облегчение. Слезы наложницы были сейчас совершенно не к месту. Сладость ее губ была сейчас как раз к месту, даже несмотря на то, что вкус соленых слез смешивался с их желанием. Он освободил ее от длинной рубашки и аккуратно уложил на кровать, рассматривая ее, изменившееся после рождения дочери, тело. Ее грудь округлилась, а бедра словно чуть разошлись, предавая ее юной фигуре более чувственные очертания. Он с самой первой встречи приказал следить за ее питанием, потому что она была слишком худой. Сейчас ее тело было почти идеальным, а для него - самым красивым. Женщина, родившая тебе ребенка, навсегда остается в твоем сердце, так он считал, когда склонился над ней и стал целовать ее живот, грудь и шею. Он желал ее, как тогда, в их первую ночь, позволившую маленькой жизни зародиться под сердцем наложницы и в одно мгновение сделавшей ее жизнь здесь совсем другой.
Шум пира не доносился до гарема, хотя девушки, которые не были приглашены на пир, продолжали праздновать возвращение султана в основном помещении. Кто-то из них мечтал обратить внимание султана на себя, но основные разговоры были только о Шехзаде. Наложницы и юные одалиски спорили, кто из них более красив и о ком они будут мечтать по ночам. Все это не касалось Зульфии, она уже заняла свое место под этой луной.

Отредактировано Шехзаде Зафир (2014-05-29 13:30:20)

+1

8

Находится с ним рядом было как елеем на душу, как дышать пламенем свечи в церкви, раньше, а сейчас как слушать мудрого муллу с его замечаниями Корана, когда чувствуешь, что в тебе снова появляется стержень, смысл жизни, чувство к ней, желание жить, чувствовать, любить.
Вот и сейчас, теснее и теме прижимаясь к нему, Зульфия чувствовала что вот-вот готова разлететься на целую бучу маленьких кусочков об переполняющих её нежных чувств к Зафиру. Девушка словно летела во небу  как птица, окунаясь в мягкий белый пух облаков - его объятия. Было особенно важно, что он сам обнял её и не был против близости их тел.
Не желая отрываться от его таких желанных губ, когда оказалась к ним так близко после такого долгого голодания без него, Зуля словно и правда не могла насытиться. Как жаждущий дорвался до колодца с живительной влагой, так и она сейчас не желала выпускать его губы, словно в них заключался ее ключ к жизни и отпусти она их – все, немедленная смерть.
В каком-то смысле это и было так – сейчас центром ее внимания, жизни, был он, Зафир, любимый и желанный человек, мужчина, которого она любила всей душой, ждала и скучала. Чувствуя на себе его руки, умело ласкающие ее тело, пробуждающие в ней страсть, которой она так долго была лишена, девушка, не отпуская его губ, руками своими потянулась к его шароварам, немного неумело развязала пояс, рукой потянула его на себя. Когда почувствовала на себе его вес, сладко выдохнула, прижимаясь к нему, начала двигаться всем телом, возбуждая принца.
О, как он был ей сейчас желанен! Как желанен, так, будто если она не получит этого сейчас, то может умереть. Все, что происходило за дверью, сейчас было ей совершенно все равно, пусть там хоть новая война начинается, ох, не приведи Аллах! И, правда, словно пьяная от его ласк, поцелуев, не слышала, не замечала ничего вокруг, кроме него, даже немного забывшись, что шуметь не стоит из-за дочери, от его резкого движения слишком громко вскрикнула, сразу же получив запечатывающий рот поцелуй. На ее губах  вперемешку с бессвязными стонами наслаждения звучало только его имя:
-Зафир... Зафир...
Двигаясь по заданному им темпу, уже приближаясь к заветной точке наслаждения, только-только осознала, что он наконец-то оказался рядом, любимый, родной, единственный, и в ближайшее время точно никуда не денется. Это ли не счастье?
-Я люблю тебя! - снова громкий вскрик, пряча лицо на его плече, чуть поскуливая, прикусив его кожу, прижалась сильно-сильно, прося защиты, помощи, цепляясь начавшими терять силу пальцами, соскальзывая красными следами по коже.
-Люблю...

+1

9

Когда он впервые увидел Зульфию, он думал только о предстоящем походе, о том, что сможет доказать Повелителю, что достоин называться его наследником. Он мечтал заслужить не просто поощрение, он мечтал быть гордостью своего отца. И только это занимало его мысли. Но нежная девушка с чувственными губами, которая танцевала для него на празднике, запала в его душу. Он не дал ей шелковый платок, потому что приказал себе думать лишь о походе, но Валиде всегда отличалась проницательностью и отправила девушку к нему на хальвет. Именно эта ночь зародила под ее сердцем жизнь. После Зафир отправился в поход и уже там узнал, что его наложница родила дочь.
Шехзаде уперся локтями в постель и почти сразу же лег рядом с Зульфией, обнимая ее одной рукой и целуя в висок. Прядки ее вьющихся волос прилипли к вискам, смотрелась она очаровательно.
- Я тоже люблю тебя, моя маленькая птичка.
Он улыбнулся и прикрыл глаза на мгновение, все же ложе его Зульфии казалось ему какой-то невероятно притворной периной, мягкой и непривычной. Конечно в палатке Зафира, так же как и в палатке Повелителя стояла просторная кровать, но Шехзаде предпочитал ночевать в корпусе янычар, показывая им, что он такой же как они. За это янычары и любили его, прославляя его смелость. Сейчас мягкая кровать была более чем непривычной. Зафир понимал, как сильно ему будет не хватать сражений и походов. Оказывается, он рожден для великих завоеваний.
- Скоро Повелитель объявит санджак, в который я должен буду отправиться. Разумеется, мой гарем отправится со мной. Валиде тоже должна будет отбыть со мной, чтобы управлять гаремом, но уверен, Повелитель вряд ли сумеет ее отпустить. А значит, ты станешь главной женщиной в моем гареме. Не разочаруй меня, надеюсь, Валиде хорошо тебя обучила.
Говорят, управлять гаремом весьма сложно, и дано это далеко не всем. Будущая султанша должна овладеть этой работой также, как мужчина умеет управляться саблей. Во дворце у каждого была своя работа.
- Расскажи мне о Фаридэ.
Более всего остального, он желал знать о своей дочери. Какая она, какой по мнению ее матери она вырастит. Спокойно ли спит, как ее здоровье, как рада ее рождению Валиде Султан или расстроенна, потому что Зульфия не родила династии Шехзаде? Все это его интересовало, потому что как оказалось, сейчас эти две женщины, взрослая и совсем маленькая, были главными в его жизни.

Отредактировано Шехзаде Зафир (2014-07-09 16:57:31)

+2


Вы здесь » Блеск и величие Востока. Золотой Султанат. » Архив ненужного » Счастье маленькой семьи


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC